Морская авантюра

Размер шрифта: - +

Глава 22

– Неужели я так изменился? – Весело подтрунил Дерек над старым дворецким, поскольку тот взирал на хозяина изумленными глазами.

Длилось это с минуту, слуга не сразу совладал с шоком. Но придя в себя, ответил:

– Безусловно, милорд и смею заметить в лучшую сторону.

– Это приятно слышать, так же, как и видеть вас в добром здравии.

– Мы все очень рады вашему возвращению, милорд. Вы надолго, надеюсь.

– Думаю, очень надолго. Где ее светлость?

– Она…

Резкий крик прервал старого дворецкого, едва не лишив его чувств от страха.

– Сколько раз вас можно звать, старый осёл?! Кого такого важного вы встречаете, игнорируя меня? Клянусь, я вас вышвырну на улицу…

Браня слугу, герцогиня влетела в прихожую и только тут увидела, кто отвлек слугу от ее персоны. Застыв в величественной позе перед Дереком, она попыталась скрыть вполне различимый шок. Однако тщетно. Казалось, молчание длилось целую вечность: после столь продолжительной разлуки супруги долго смотрели друг на друга.

Слуга, решив, что он здесь лишний, собрался покинуть холл, но резкий неприятный голос его осадил.

– Куда это вы собрались, мистер Паркинс? Его светлость устал с дороги и ему требуется ваша помощь, – укор, видимо служил знаком того, что она оправилась от шока, вызванного появлением мужа, и вспомнила что она хозяйка в этом доме.

Дерек тоже успел прийти в себя. И, несмотря на совершенно безупречный вид его жены в душе герцога Гамильтона не дрогнула ни одна струна.

– Можете идти, Паркинс, пока вы свободны, – прозвучал твердый голос.

Слуга покинул их и Дерек двинулся с места, не обращая внимания на то какое негодование пылало в черных глазах жены.

– Что ж вы не обнимете родного мужа, а милая?! Где  же то радостное желание видеть меня, от которого «меркнет ваш мир»? – Дерек подошел к ней вплотную, превосходя ее ростом почти на пол фута. Но даже на таком интимном расстояние ее красота не трогала, и даже запах дорогого парфюма казался слишком агрессивным.

– Вы изменились, Гамильтон, – не теряясь, ответила она. – И, смею заметить этот загар не к лицу аристократу. Вы были в морском путешествии?

– Странно, что вы это заметили, учитывая, что вы мало помните, каким я был, – Дерек минул ее и направился в гостиную, там он безошибочно нашел бренди, и мягко плюхнувшись в собственные родные диваны, потянул прекрасный напиток.

Когда она нагнала его и увидела всю непринужденность позы, ее буквально передернуло. Ей не нравилось, что он так властно вторгся в ее мир, и позволяет такие вольности.

– Вас смущает мое присутствие, миледи?

– Нет, что вы, я безмерно рада и смею заметить, вы поразительно изменились. Где вы были все это время? Африка, Индия, Китай?

– Где я был?.. – протянул он. – Я был в аду, мадам, но потом жизнь улыбнулась мне и подарила рай.

– Ох, Гамильтон! – приняв метафору о рае на свой счет, закатила она глаза, – вы всегда умели говорить поэтично, даже в повседневной жизни.

– Правда? Не припомню.

– Вы надолго?

– А как бы вам хотелось? – вылив все содержимое стакана в горло, спросил он.

Этот чисто мужской жест обескуражил ее, и в ее глазах снова мелькнуло ревностное недовольство.

– Я буду рада, задержись вы всего лишь и на день, каждая минута будет ценна.

Дерек едва не рассмеялся ее тонкому намеку, убираться поскорее из собственного дома.

– Что ж в таком случае, чтоб не терять ценные минуты жду вас в моей спальне ровно в одиннадцать, и если вы опоздаете, хоть на минуту я могу не выдержать и сам к вам приду.

Этот вызов едва не уличил ее в неискренности, ибо ее распирало съязвить, и припомнить его последнюю попытку настоять силой на близости. Но зная, что цена этой ночи для нее свобода от мужа, еще, по крайней мере, на год, она согласилась. Кроме того, муж так возмужал, что ей даже льстило, что он все еще хочет ее.

– Я приду милорд.

– В таком случае, я займусь делами в своем кабинете. А вы велите приготовить мне ванну, а после любимый ужин. Вы же помните мои вкусы?

– Разумеется!

– Волшебно! – ухмыльнулся он.

Не сдержав презрительный взгляд, герцогиня с большой неохотой все же отправилась выполнять его приказ, ибо в форму просьбы он не облек его намеренно – это она поняла.

– Вот тебе и «свет не мил», – хмыкнул Дерек.

Взгляд скользнул в направление удаляющейся жены.

Боже, и как он мог раньше не замечать ее истинное лицо? Переступив порог своего дома, ему хватило всего пяти секунд, чтоб понять, что ему теперь следует предпринять. Подумать только, а он еще сомневался, терзал себя обетами.

Она полагает он уберется восвояси, как только выполнит свой супружеский долг.

Так они жили все предыдущие годы. Когда Дерек изредка приезжал домой, она вела себя довольно сдержанно, как и сегодня. Потом он проводил с ней одну, холодную, как Атлантика зимой, ночь и через несколько дней она всеми силами убеждала его, что жизнь вдалеке для них идеальное решение проблем. И он соглашался. Соглашался, чтоб иметь возможность снова к ней прикоснуться.

От этих воспоминаний Дерека передернуло. Ему было противно вспоминать, как жена отворачивала от него взгляд во время соития, как спешила выдворить его из своей постели после завершения. Последний раз он прикасался к жене около трех лет назад, но тогда он мало чем отличался от себя прежнего. Первые годы капитанской жизни были для него сущим адом. Ему пришлось многому учиться, многое пережить, нести груз ответственности за людей. И хоть он мечтал, словно мальчишка, вести свой корабль – это оказалось намного трудней, чем казалось поначалу. Одно дело ходить рядом со старым морским волком, капитаном «Ромовое сердце», а другое дело быть кэпом самому.



Джен Алин

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться