Морзист

Размер шрифта: - +

Глава 4. Дорога

            15 сентября, суббота.

            Надпись на моей футболке с милым котом, которую я надевал только по особым случаям, гласила: «Я съел бомжа».

            В этот вечер было как-то тревожно покидать квартиру, но еще утром Машка унесла деньги в ближайший банк, поэтому, терять нам теперь особо нечего. На часах не было и семи, когда мы с сестрой сели в машину.

            Она включила на телефоне «Миллионера» Чаян Фамали - она нравилась мне раньше, и сейчас заставила погрузиться в прошлое.

«Я не богат, но чувствую себя словно миллионер.

Глаза горят, когда себя ловлю я на мысли о ней…»

            Лагерь, лес, дискотека, мой первый медляк, и я дрожащим голосом приглашаю красивую девчонку пообниматься со мной под музыку, а за этим наблюдают мои пацаны, которые еле сдерживают смех, и тысячи жадных комаров, которые садились на ее открытые плечи.

            В добрый путь.

            По дороге мы заехали в магазин. Я в шутку попросил сестру, чтобы она купила мне «чего-нибудь покрепче», раз ей возраст позволяет, и Машка с равнодушным лицом согласилась. Однако выйдя из магазина с хитрой ухмылкой, она сунула мне «Детское шампанское».

            Сестра, кстати, тоже приоделась: в свою любимую толстовку до колен, которая делала Машку не то что Бабкой Ёжкой, а скорей огромным сибирским «ведмедем». Честное слово, иногда мне кажется, что рядом со мной всегда жил накрашенный брат с длинными волосами. Но, с другой стороны, зато не шлюха.

            Прихлебывая газировку из большой фиолетовой бутылки, я серфил в интернете, пока мы ехали в черте города. Город у нас большой, и я, честно говоря, не понимал, где начало, а где конец, да и это было совсем не важно. Наверное, мы ехали уже за МКАДом, но дома все не кончались и не кончались.

            Сегодня у меня вскочил огромный прыщ прямо над бровью, который жутко болел. Не то, чтобы я комплексую, но я заклеил его пластырем – пусть лучше все думают, что я рассек бровь – звучит брутально, выглядит не очень убедительно. Надо было с задней стороны измазать все красным фломастером, как будто через пластырь просвечивает кровь на ране. Но уже поздно об этом говорить.

            Машина мерно покачивалась; сестра ничего не говорила, сосредоточенно смотрела на дорогу, изредка покачивая головой под некоторые песни. Сейчас играла «Мы самые» Elvira T, и, кажется, она нравилась Машке.

            «Мы самые бедные, но самые стильные;

            Живем без имени и без фамилии…»

            Все заднее сиденье, куда я сел уже по привычке, напоминало мою голову, только в разрезе. В беспорядке валялись мои зеленые спутанные наушники, напоминавшие тощих змей, любимая камера размером в пол-ладони, крепление для камеры на голову, маленький штатив, дополнительные зарядные аккумуляторы, микрофон… и что-то еще.

«Прогреем машину, поедем кататься.

В голове ветер, нам будто семнадцать…»

            Я надеялся что-нибудь заснять там, в поместье, хотя бы на память. Да и сестра попросила ее пофоткать. В руках я крутил поистине гениальную вещь – флешку-диктофон, два в одном. Заказал год назад с китайского сайта. И для лекций в колледже, и для подслушивания чужих разговоров – полезная вещь, универсальная…

«Глубокий внутренний мир, пустые карманы.

Дороги не доделаны, прыгаем на ямах…»

            По дороге я хотел разобрать содержимое своего рюкзака, потому что перед выходом как всегда сгреб все вещи в кучу и кинул в сумку. Я не любил долго собираться перед выходом, зато во время езды мне всегда нравилось раскладывать свои пожитки перед собой. К тому же, езда на машине, а особенно в даль далекую, для меня была мукой. Не такой, как мои приступы, но все же мукой. Надо иметь чугунный зад, чтобы обездвижено просидеть на одном месте несколько часов подряд. К сожалению мой – не такой. А вот у сестры – такой. Плоский чугунный зад, да простит меня Машка. Она очень любила поездки и всю жизнь мечтала о собственной машине, и сейчас, должно быть, пребывала в эйфории, которую тщательно скрывала за равнодушной физиономией.

* * *

            Когда мы подъехали к заправке, уже смеркалось. Я так долго ждал этого момента, что даже заранее отстегнул ремень, и когда машина остановилась, первым выскочил наружу.



Ирина Камнева

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться