Морзист

Размер шрифта: - +

Глава 8. Бинго

            - Fuck…

            - Машка! – громко прошептал я, узнав сестру в одном лишь слове. – Слышь, Машка, это ты?

            - Дима… - простонала она, откашливаясь. - Что за хрень, где мы?

            - Да кто бы знал, – ответил я сестре.

            Мне вдруг стало спокойно как никогда. Отлегло, одним словом, и даже появилась уверенность, что мы точно отсюда выберемся, бес понятия как, но теперь-то мы точно что-нибудь придумаем, и все будет как раньше, точнее, как весь этот месяц, прожитый с сестрой в Москве. Мне еще больше захотелось ходить в колледж и учить длинные формулы по экономике, я был бы даже не против химии! Все равно на ней можно посидеть в телефоне и пописать страшилки для блога в свое удовольствие.

            Но я еще не знал о том, что «как раньше» уже не будет.

            - Ты там как? – спросил я Машку.

            - Зашибись… Нет, не зашибись! Что с руками…

            - Наручники.

            - Нет… - протянула она и сплюнула. – Что за…

            - Бумажка.

            - А че так… - она, кажется, попыталась выпрямить ноги, ударив два раза по железным стенам, - тесно.

            - Мы в какой-то квадратной трубе.

            - Да ты уже тут местный пацан, я смотрю, - усмехнулась она. – А-а… Как же все болит! Голова...

            - А то, что вокруг темнота, тебя не смущает?! – выпалила девчонка справа, прекратив всхлипывать.

            - Да мы тут не одни! - прошептала Машка, шаря по одежде. – Смущает. Но не удивляет.

            - Че делать-то будем? – протянула девчонка, собираясь снова зареветь. – Нас на органы продадут! А я говорила! Я только не представляю, почему нас до сих пор не убили…

            - Телефона нет, - прервала ее Машка, с грохотом опустив вниз руки в оковах.

            - У нас тоже! – выпалила девчонка справа, словно только и ждала, когда Машка об этом заговорит.

            - Маш, там на наручниках кнопки какие-то, - вспомнил я. – Нам свет нужен, у меня не работают.

            - А у меня работают, - радостно отозвалась девчонка, и справа загорелся еле различимый синеватый огонек. – Вот, но толку? Этот экранчик все равно ничего не освещает.

            - У меня тоже работает, - сказала Машка. – Буквы какие-то. Сейчас наберу «Сдохните мрази к чертям собачьим».

            - Да ладно? – прошептал я, усиленно давя на кнопки: кажется, у меня начали дрожать пальцы, но, благо девчонки этого не видели. - Да ладно. Да ладно! У меня у одного они сломаны?

            - Не горит экранчик?

            - Нет!

            - Капец...

            Мне вмиг поплохело от одной только мысли, что я в ловушке. В воспаленном сознании начали плясать жуткие картинки моей скорой кончины, а ведь пару минут назад все было так хорошо! В фильмах и страшилках в таких случаях обычно приходится жертвовать конечностями, чтобы спастись, неужели и мне для того, чтобы выжить, придется отпилить себе обе руки? Да и отпилить их, и то нечем. Придется грызть их собственными зубами, давясь собственной кровью. Нет, я бы никогда этого не сделал. Попади я в такую ситуацию неделю назад, я бы точно не стал писать страшилку «Лезвие», где главному герою пришлось откусить собственной жене два пальца – средний и указательный. Писать мне было ее не страшно, а саркастически весело, но сейчас, при мысли о том, что все описанное в моем блоге могло быть реальностью, стало жутко.



Ирина Камнева

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться