Мошенница. Любовь сквозь ненависть

Глава восемнадцатая. Убийство

Леонард перевел на неё злой взгляд. Анна в ответ усмехнулась и нагло приблизилась к нему: всё же рассмотреть новое заклинание было необходимо. Поведение Анны, заставило Леонарда изменить решение, поэтому он велел Сантару и Вилфорду оставить их. Они выполнили приказ сразу же. А вот Анне, оставаться наедине со столь агрессивным Леонардом не хотелось, но выбора не было, поэтому поёжившись на мгновение, она взяла себя в руки и сделала ещё один шаг.

- Зачем пришла? – грубо спросил он. – Решила продолжить издеваться?

Анна опешила от первого вопроса, так что второй её совсем не задел. Молчание затягивалось на минуты, а девушка не могла найтись с ответом. Что было бы правильней сказать сейчас, чтобы он успокоился? Или, наоборот, разозлился сильнее и как вчера разрушил связывающее заклинание. Она в любом случае понимала, что сама до конца снять такого рода магию не смогла бы, а вот ослабить и дать возможность самому связанному справиться с ним, было реально. Она так и поступила в прошлый раз, но сейчас, что-то было иначе и дело не только в силе заклинания, которая значительно выше предыдущей. В неё словно вбухали всё, что было. Тут явно присутствовало что-то ещё, но она не могла понять, что именно.

- Чего молчишь? – продолжил грубые вопросы Леонард.

- Да так, - ответила, наконец, Анна. Она решила проверить все возможные варианты от запрета на дружбу до запрета на страсть. Ингрид, вернее тварь в ней, вряд ли могла додуматься до чего-то более изящного. А вот отвратить Анну и Леонарда друг к другу – это для неё логично. Впрочем, эта тварь отличается топорностью и прямолинейностью, иначе стала бы Ингрид требовать диадему так рьяно. Будь на её месте Анна, она бы не позволила кому-то догадаться о своих намерениях, возможно даже вошла бы в круг доверия, чтобы диадему принесли прямо в руки. – Задумалась, о том насколько тёмные у тебя глаза.

Только после сказанного Анна поняла, что надеется на то, что Леонарду запретили проявлять к ней чувства, особенно приятные. Это осознание её удивило. Конечно, ей льстит внимание Леонарда, но испытывает ли она нежные чувства? Конечно, она скучала и хотела вновь встретиться с ним, но это же не значит, что она влюбилась?

Мысли о её собственных чувствах сбивают Анну.

Но сейчас не время для этого! В данный момент, ей нужно позаботиться о короле целой страны. О правителе, без которого королевство развалиться, а его жителя станут рабами. И вот когда люди будут в безопасности она обязательно со своими чувствами разберётся. Мысль о том, что она всегда думает о деле, а не о чувствах, Анну немного покоробило. Эгоизм решивший поднять голову был задавлен сразу же: тысячи жизней неровня её чувствам, тем более не подтверждённым и возможно даже не взаимным. Последнее конечно, расстраивало Анну, каждый раз появляясь в голове короткой мыслью, но потому девушка и была профессионалом своего дела, ибо могла отбросить все лишние мысли и чувства идя к поставленной цели. Сейчас же её целью было спасение Леонарда.

Очередная грубость застревает в горле Леонарда, и он зло откашливается, после чего пылая взглядом шипит:

- Это не ответ на мой первый вопрос!

- Нет, это ответ на последний, - дерзко отвечает девушка, стараясь вывести его на настоящие чувства, вместо этого фарса.

Леонард же в это время долбиться в стену своего сознания. Проснувшись этим утром, он ощутил нечто странное, но внимание сразу не придал. А потом это нечто стало трансформироваться и обретать некую мощь, что странно при появлении Аннабэт оно возросло в разы и словно толстой каменной стеной огородило его от мира. Он утопал в злости и раздражении, ненависти и презрении, в то время как хотелось улыбнуться и сделать комплемент. Он хотел обнять девушку, наверное, даже признаться в чувствах, но вместо этого грубил и отталкивал от себя. Он бился об эту стену, испытывая физическую боль, но та стояла неподвижной и безразличной к его борьбе.

- Ты считаешь это нормальным, заявляться ко мне после того, что случилось вчера? – очередная грубость соскользнула с губ Леонарда, хотя он старался его сдержать.

Анна лишь усмехнулась его словам.

- Ваше величество, не уж то вы забыли, кто всё затеял, а кто был против? Может, мне стоит вам напомнить? – сказала девушка, приближаясь к нему. Она даже заставила мужчину вновь замереть, и тут Леонард понял, что замер он от своего удивления. То есть, Леонард удивился так сильно, что потерял все мысли из головы, кроме одной: «раньше она так вызывающе себя не вела!»

Из этой мысли потекли следующие, пока он не додумался до того, что это она. Именно Анна сотворила с ним такое. И сделала она это, чтобы избавиться от него! Всё ради того, чтобы быть рядом с ним!

Ревность начала нарастать, как снежный ком, катящийся со снежного склона, а вместе с ним и злость. Не та, что была за стеной, а своя и так сильно ему захотелось всё высказать, что он не заметил, как слова, крутящиеся в голове, слетают с губ. В голосе слышалось раздражение, злость и даже ненависть. Не осознавая, что делает он двигался к ней, словно стремился задавить её своим гневом и разочарованием.

- Хочешь напомнить о воре? Что ты хочешь показать своим поведением? То, что волнует тебя только он? Что ты больше никого не замечаешь? Да я уже понял это! Вот только стоило мне раньше задуматься зачем ты вернулась. Всё ради него! Только вот ваша задумка провалиться! Управлять мною вечно вы не сможете! Мне хватит сил избавиться от этих чар! И тогда…. Тогда ты его больше не увидишь!



Жанна Чиржикова

Отредактировано: 19.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться