Москва-Лондон, кот и букет невесты

Глава 6. Рождество

Прошел ноябрь, наступил декабрь и тоже почти прошел: завтра Рождество. А Ник больше ни разу не пытался связаться с Эмили. Она каждый день ждала: а вдруг он позвонит снова? Но он не звонил.

Нет, все-таки правильно они поступили, как адекватные взрослые люди. Встретились, пообщались и разошлись на приятной ноте. Все довольны. Занести их в книгу рекордов Гиннеса за самый короткий и бурный роман.

– Эм, тебя ждут. – В окошке ее трейлера показалась голова второго ассистента режиссера.

– Иду. – Она глотнула воды и вышла на улицу, под палящее солнце. В Новой Зеландии Эмили бывала раньше, но на этот раз съемки давались тяжело. Ее то знобило, то бросало в пот, и она решила поначалу, что отравилась, но скорее всего смена климата сказалась. Или вирус подхватила.

Последние два дня съемочная группа работала на полуострове Коромандел, в Кафедральной бухте. Популярное место, а после того, как здесь снимали сцены из «Хроник Нарнии», туристы ломились в эти места круглый год.

Работали по двенадцать часов в сутки, иногда удавалось поспать всего часа три-четыре. Но Эмили никогда не жаловалась на жесткий график. Ей нравилось пахать, как бешеная, два-три месяца, а потом делать большой перерыв. Так ей удавалось выкладываться по максимуму. И хоть подготовительный период до съемок у нее был рекордно коротким, удалось влиться в проект и не испортить его. Помогло, конечно, что режиссер сразу видел ее в этой роли и не стал обвинять Эмили в горделивости, мол, она ждала до последнего момента, чтобы согласиться.

«Как же спать хочется», – вздохнула она в который раз и козырьком приложила ладонь ко лбу, озираясь. Синее небо, воды залива насыщенного бирюзового цвета, отвесные скалы, покрытые мхом и деревьями… А мысли то и дело возвращались в летний домик с горящим камином, и к коту Рыжему, и к мужчине, по которому нестерпимо скучала. Только выматывающий темп работы без выходных и не позволял улететь в Москву первым же рейсом.

– Эм! Ты какая-то зеленая сегодня. Может, ПМС?

И тут ее прошибло осознанием: а что, если менструальный цикл не из-за нового климата сбился?! Но разве такое может быть?! Чтобы вот так, с первого раза?! Таблетки она не принимала, но… Нет, это просто невозможно. С Дэвидом они не смогли завести ребенка, хотя не предохранялись несколько лет.

Но вся эта сонливость, усталость, сбитый цикл…

– Чарли! Ча-а-а-р-ли!!! – она понеслась к своему ассистенту. – Езжай в супермаркет и ни одного слова, ни одной живой душе!

– Не хочешь делиться крекерами? – предположил тот, поправив очки в красной оправе.

– Не хочу, но посылаю не за крекерами. Чарли, купи самый лучший тест на беременность.

Он машинально начал набирать «список продуктов» в блокнот на смартфоне, пока до него ни дошло и он ни поднял голову, выглядывая из-под огромных очков:

– О. Мой. Бог.

***

– С Рождеством, – поздоровался представитель британского филиала, и остальные на экранах онлайн-конференции ответили на ломаном английском. Двадцать пятое декабря, подарки Санты у англичан уже открыты, а Николай осатанел, не находя себе места. Почему она не звонит? Почему бы самому не позвонить? Но она на другом конце света. Там связь вообще есть?

Голова пухла, а отчеты ежегодного собрания только раздражали. В работе все шло как по маслу, Даня и Стас отлично управляли делами из головного офиса корпорации в Москве. Николаю оставалось только контролировать, вносить правки и направлять. Но для этого не обязательно было физически находиться в офисе.

Совещание международных филиалов закончилось, а мысли так и не выстроились в удобоваримую схему.

– Стас, тебе Эмили звонила? – перед уходом поинтересовался он, стоя в дверях.

– Нет. Она, наверное, на съемках. А что?

– Ничего… Она в Новой Зеландии вроде бы, да?

– Вполне может быть. Сидит в Хоббитоне и ждет Гендальфа.

– Ты это на что намекаешь?

– Я? Да просто сравнение в голову пришло. – Стас пожал плечами и принял входящий звонок.

«А, пошло все к черту. Полечу к ней, у нее ведь Рождество только закончилось. Подарок вручу, пообщаемся. Что я как маленький».

Приняв наконец хоть какое-то решение, Терехов спустился ко входу, где его встретил Тимошка в машине с водителем.

– Тим, давай в аэропорт. «Гольфстрим» прикажи подготовить.

А потом в глазах потемнело, и ударом под дых выбило воздух. Грудь обожгло изнутри, будто кислотой плеснули. Николай даже заговорить не смог, только рукой вцепился в дверную ручку – и потерял сознание.

 

– Ну слава богу, очнулся.

Всхлип Насти донесся, как из параллельного мира.

Он открыл глаза, и холод прошелся по позвоночнику.

– Я в реанимации?



Елена Дженкинз

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться