Москва-Питер

Размер шрифта: - +

11. Большой дворец

Человеческих фобий существует множество. Из них есть вполне страшные, такие как: боязнь смерти, насекомых, рептилий, собак, пожара, замкнутого пространства, толпы... А есть очень смешные, как, например: боязнь облысения, возвращения домой, компьютеров, телефонов, или, что очень смешно, – боязнь делать подарки.

Бронтофобия – это боязнь грома и это моя фобия, причем уже довольно давно. Говорят, что с фобиями можно бороться. По мне, так это полная чушь. Клин клином вышибают? Чушь еще большая. Говорю это по собственному опыту.

И сегодня из-за этого я чуть не сломала бедному Моте руку.

– Пожалуйста, сохраняйте спокойствие! – через микрофон обратился Мотя к туристам, а мне ласково шепнул: – Женечка, пожалуйста, отпусти...

Я разжала руку, но совсем чуть-чуть. Мотя, по всей видимости, бронтофобией не болел и беззаботно принялся шутить и успокаивать напуганных туристов. А пока он рассказывал о том, как однажды с группой в Финском заливе попал в шторм и все чуть не утонули, дождь вроде бы как начал стихать, молнии больше не сверкали, а гром не гремел в небе.

 

Когда мы приехали на нужное место, Мотя первым поднялся на ноги и объявил:

– Если кто-то все же заблудится, то имейте в виду, что все мы встречаемся здесь в шестнадцать часов пятнадцать минут. Сейчас наш автобус отъедет на другую стоянку и вернется сюда ровно к четырем часам. Огромная просьба не опаздывать, потому что мы уезжаем по расписанию. А пока выходите из автобуса, я буду вас ждать вон на той площадке через пятнадцать минут, – Мотя указал вперед, – Удобства находятся у того забора: – махнул назад, – Если кто-то хочет есть, то рядом кафе, а справа продаются сувениры. У всех есть зонты? – в ответ туристы что-то замычали, и Мотя добавил: – У кого нет зонта, можете приобрести дождевики.

Двери автобуса открылись, и пассажиры бросились к дверям и один за другим начали выбираться из салона. У дверей уже поджидал какой-то мальчишка с целой сумкой дождевиков, которые распродал в мановение ока, не успел выйти из автобуса последний турист (то есть я), он веселый и довольный убежал прочь, оставив кое-кого (то есть меня) без дождевика.

– Жень, у меня есть зонт, – сказал Мотя и потянулся к рюкзаку.

– Ой, только не зонт, – прошептала я, испугавшись перспективы быть поджаренной молнией. – Ты, что совсем телевизор не смотришь? Зонт состоит из металлического каркаса и, если снова начнется гроза...

– То ничего не случится, потому что во всех городах стоят громоотводы, – закончил мою речь Мотя. Но, позвольте, я хотела сказать совсем другое. Я нахмурилась и спросила:

– Тогда почему же большинство несчастных случаев происходит именно в городах?

Мотя явно счел мой вопрос риторическим.

– Приятно с тобой снова встретиться, – сказал он, все-таки достав из рюкзака зонт. – Я уж думал это нереально, в таком большом городе... Я, кстати, фотографии тебе скинул, видела?

Я выглянула из окна. Моя фобия была все еще активизирована, а это значило, что где-то рядом лютовала гроза. Неяркие всполохи изредка озаряли небо, а гром гремел гораздо тише и вдалеке. Заставить себя выйти из автобуса приравнивалось к самоубийству, но какой пример я подам детям? Малыши уже давно стояли на улице рядом с мамами и терпеливо ждали продолжения экскурсии.

– Я же говорила, что не имею доступа к... – немного раздраженно произнесла я. – Красный зонт? Ты серьезно!? У тебя красный зонт?

– Для моей работы это самый лучший из цветов! – Мотя ни капли не смутился. – Питер дождливый город и, во-первых, зонт спасает от дождя, во-вторых, он яркий и стильный, в-третьих, большой и под него спокойно поместятся даже три человека, в-четвертых, туристы, следующие за моим зонтом, никогда не потеряются.

Разрекламировав зонт, Мотя протянул мне руку. Своим видом он словно говорил: «Доверься мне, я отведу тебя в безопасное место!»

– Почему ты не сказал, что работаешь гидом? – спросила я, нехотя взяв Мотю за руку. – Это было не честно.

– Почему же? – смутился парень.

– Лучше тебе было бы сказать об этом, – ответила я.

– Тебе не нравятся гиды? – насторожился Мотя.

 

И какие же они с Олегом разные. Олег – умный, начитанный и явно гордился своими знаниями, а Мотя их словно стыдился. И что же я на него взъелась? Лично против его профессии я ничего не имею, но почему же тогда не могу просто поболтать с симпатичным парнем, а не упрекать его за то, что он невероятный всезнайка?

– Ай, – я оступилась и чуть не упала на водителя. – Простите, пожалуйста, я не специально.

Водитель по натуре явно был добряком, поэтому лишь что-то пробормотал в свои усы и ни капли на меня не обиделся. Мотя вышел из автобуса первым, а я, хватаясь за его руку и поручни, следом.

– А ты кем работаешь? – немного обиженным голосом продолжил разговор Мотя.

Так как я промолчала, он явно решил, что гиды мне все-таки не нравятся. Я взглянула на небо, а потом на тонкий металлический стержень зонта. По красному куполу непрестанно хлестал дождь. «Опасность, опасность, опасность!» – сработала в голове мысль. Конечно, можно было бы остаться в автобусе, но пока я об этом думала, двери закрылись, и водитель дал задний ход.



Лина Ливнева

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться