Москва – Владивосток

Глава 3.

После того, как похмелье отпустило, я снова предалась грусти и печали. В Москве меня, конечно, держала только работа. Ни близких друзей, ни родственников у меня здесь не было. Знакомые, конечно, имелись, но их я после отъезда быстро забуду.

Обидно было лишь то, что я отдала московскому филиалу долгих восемь лет, пробилась здесь на управляющую должность, своими силами навела порядки, ценой собственного здоровья и личной жизни, между прочим. А вместо заслуженной премии или повышения зарплаты получила ссылку во Владивосток!

Неприятно было до глубины души. Но долг обязывал подчиниться приказу начальства и ехать в ненавистный Владивосток. В конце концов, пока это только на недельку. Если уж и вправду все не понравится, уволюсь. Наверное, с моим опытом работы и умениями смогу найти работу где-нибудь в столице.

Днем я собрала сумку с вещами. Взяла самый минимум, чтобы не таскаться с огромными чемоданами в поезде. Еще извинилась перед Настей, потому что на утро стало безумно стыдно за пьянку со своей подчиненной. Это, как минимум, непрофессионально.

Когда вещи были собраны, билеты распечатаны, а я готова, за мной во двор подъехал черный мерседес, за рулем которого был закадычный товарищ Кирилл. С парнем мы были в хороших отношениях, помогали друг другу при необходимости. Вот и сейчас Кирилл вызвался везти меня на вокзал.

 – У тебя не начальник, а ирод, – усмехнулся он, – заставить на поезде до Владика ехать. Хорошо, что не в Калининграде хоть живем.

– Знаешь, он такой суеверный, что и из Парижа меня бы транзитной перевозкой на электричке отправила, – я вспомнила, как Виктор Сергеевич приезжал в Москву с какими-то родовыми шаманами, чтобы снять порчу с филиала. Странный он все-таки мужик.

Кирилл домчал меня до вокзала за считанные минуты, помог дотащить сумку до перрона и, обняв на прощание, скрылся из поля зрения раньше, чем пришел поезд.

Я осматривалась вокруг. Попутчики у меня были, мягко говоря, странные. С сумками и чемоданами на платформе стояли и мужчины в военной форме, и женщины с детьми, и молодые компании, у которых в рюкзаках явно стратегический запас пива.

Короче говоря, поездочка обещала быть веселой. Надеюсь, что где-нибудь по пути в поезд не завалятся дембеля. Не дай бог! Тьфу-тьфу-тьфу.

За десять минут до назначенного времени к перрону подогнали поезд. Работники вокзала принялись осматривать его, проверять технику безопасности, а вскоре двери открылись и по лестницам спустились проводницы.

Хотела бы я сказать, что проводницами были молодые улыбчивые девушки, как в рекламе РЖД, но сопровождали мой вагон две дамы, больше похожие на кондукторов в трамвае.

– Здравствуйте, – стараясь быть позитивной, я поздоровалась с проводницей и протянула ей билеты. Женщина только окинула меня с ног до головы холодным взглядом, что-то пробубнила своей коллеге и махнула рукой в левую сторону. Мда, ну и сервис….

Я завалилась в выкупленное для меня купе, кинула сумку на одну из полок и шумно выдохнула. Пройдя полвагона, я уже хотела плакать и увольняться.

Кричали дети, здоровые мужчины пытались уместиться на своих местах, запах жареной курицы и водки, кажется, уже облетел весь вагон. А ведь мы даже не тронулись!

Заприметив серое постельное белье на полке, я невольно брезгливо скривилась и постелила под себя предусмотрительно взятый из дома розовый плед.

 Так, Анита, это всего лишь семь дней. А потом тебя ждет неделя проживания в лучшей гостинице Владивостока. Еще, конечно, обратная дорога…. Но может в поезде не так уж и плохо?

– Валерон, с проводницей договорились, – в незакрытую мною дверь купе сунулась голова какого-то мужлана. Я чуть не вскрикнула от неожиданности, – ой, мадам, пардон!

Обратно полечу на самолете.

Я потихоньку раскладывала вещи в ожидании отправления поезда. За дверью купе было жутко шумно. Я слышала пропитые голоса пассажиров, детские крики, недовольства проводниц.

Если есть где-то ад, то это определенно поезд Москва–Владивосток. Хорошо хоть, что одна еду в купе, а не на боковушке в плацкарте. Вот там, наверное, реально Преисподняя Дьявола.

Не успела я брезгливо переложить постельное белье РДЖ на верхнюю полку, которую использовать не собирались, как в закрытую дверь постучали. Проводница, наверное.

Я приоткрыла дверцу и высунула голову за пределы купе. Высунула голову и тут же уперлась взглядом в чье-то пузо, обтянутое серой спортивной кофтой.

Передо мной стоял высокий мужчина, чтобы глянуть в глаза которому мне пришлось запрокинуть голову.

– Вам чего? Валерона в этом купе нет, – ну а что? Он же явно из их компании.

– Ну ладно, – как-то быстро согласился мужчина и, дернув дверь в сторону, прошел в купе.

Я даже опешила на несколько секунд, когда он поставил свою сумку на верхнюю полку и начал располагаться, как будто планировал ехать здесь.

– Эй, многоуважаемый, – обратилась я, ткнув в мужчину своим пальчиком с длинным маникюром, – Вы купе ошиблись. Тут как бы я одна еду.

Мужчина озадаченно глянул на меня, потом достал билеты из кармана серых спортивных штанов и, отрицательно мотнув головой, протянул их мне.



Екатерина Серебрякова (Kate Serebryakova)

Отредактировано: 03.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться