Москва – Владивосток

Глава 4. (продолжение от 16 октября)

В купе снова витал аромат алкоголя и закуски. Я старательно не обращала на это внимания, направляя все свои мысли на книгу по психологии. Как жаль, что она о поиске любви, а не об управлении несносными деревенщинами.

До самой ночи мы не общались. Я даже не поворачивалась к столу и не ужинала, чтобы лишний раз не пересекаться взглядами с Михаилом. Только вечером, когда мужчина ушел в туалет, быстренько натянула спальную сорочку и забралась под плед.

Ночью я выходила в тамбур, чтобы подышать свежим воздухом. На фоне всех переживаний снилась всякая ерунда, которую нужно было срочно выбивать из головы. А свежий воздух – лучшее для этого средства.

Хорошо, что хотя бы ночью по вагону не бродили мамочки с детскими горшками, пьяные мужчины и орущие проводницы. Хоть какая-то тишина и спокойствие.

Вернувшись в купе, я застала Михаила все таким же спящим. Мужчина, свернувшись калачиком, укрывался одеялом, которое кое-как доходило ему от пальцев ног до груди, и мирно сопел.

В купе заметно усилился запах перегара.

– Сколько же ты выжрал, что так воняет? – спросила я сама у себя, поднимая плед со своей полки, – Господи!

Я схватилась за сердце и чуть не потеряла дар речи. На моей кровати спал какой-то мужик. Готова поспорить, что, когда уходила, тут никого не было.

Унимая дрожь и бешеное сердцебиение, я попыталась растолкать его тапочком, снятым с ноги. Но мужчина, насквозь пропитанный алкоголем, никак не реагировал на мои манипуляции.

– Михаил, Миш! – идея разбудить попутчика родилась у меня сразу, как только пьяная туша на моей полке пошевелилась, – Миш, проснись, пожалуйста.

– Чего? – прохрипел он, протирая глаза ото сна, – опять храплю?

– Нет, нет. У меня тут какой-то мужик на кровати, я не знаю, как его выгнать.

– Сама в постель затащила, а мне теперь выгонять? – Михаил оглядел тушку на моей полке и злорадно хмыкнул. Я только подняла на него растерянные глаза, вмиг наполнившиеся слезами. Зачем он так? Мне же страшно…. – Ладно, сейчас выгоню.

Откинув в сторону одеяло, Михаил поднялся с постели (да, он был вновь в одних трусах) и одним рывком поднял мужика.

– Уважаемый, давай к себе в купе.

– Э, ты че себе позволяешь?! – мужик явно не понимал, почему его разбудили посередь ночи и размахивал руками.

– Перепутал места, вали отсюда.

– Да? – он оглядел затуманенным взглядом наше купе и, громко рыгнув, засобирался, – мои извинения. Уже ушел!

Мужик купе покинул, а его противный запах и ощущение, что он лежал в моей постели, меня не покинули….

Обессиленно я присела на краешек полки Михаила и спрятала лицо в руках.

– Испугалась? – спросил он, опускаясь рядом.

– Да. Спасибо тебе, что помог. Я…. Я правда не знаю, что бы делала.

– Сейчас схожу за чистым бельем к проводницам.

Не успела я воспротивиться или хотя бы протянуть Михаилу его штаны, как он вышел из купе. Ну вот. То он меня нафиг посылает, то по вагону бегает в поисках постельного белья.

Даже не помню, как той ночью вернулся Михаил, как я заправила кровать и легла спать. Помню только приятный запах мужского парфюма, будто окутавший меня с ног до головы.



Екатерина Серебрякова (Kate Serebryakova)

Отредактировано: 03.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться