Мост в Шамбалу

Размер шрифта: - +

Мост в Шамбалу

I. Визит

Однажды я знал человека - необъяснимого, непредсказуемого, почти неземного… Я до сих не могу понять, была ли наша встреча запланирована судьбой или все же это …

Хотя прежде, пожалуй, я представлюсь. Меня зовут Эрл Дженсон. Восемь лет назад я был психологом с небольшим стажем, снимающим офис в Стоунбит Таун. Тогда моя жизнь, как и жизнь многих целеустремленных людей, флегматичным серпантином плелась в гору по схеме, одобренной большей частью практичного социума: «учеба, работа, семья, имущественные блага». Всё, за исключением одной лишь вещи, рождало во мне благодарность к жизни и миру. С шести с половиной лет, моя единственная дочь, Лана, передвигалась в инвалидной коляске, из-за того, что у нее внезапно отказали ноги. Диагноз гласил: частичный сбой двигательных волокон нервной системы. После долгого лечения и разговоров о редкости и необъяснимости таких случаев у детей врачи “обнадежили” - панацею следует искать за пределами традиционной медицины.

Доверить Лану тайнам Брахмы, равно как и целителям “последних дней” я не посмел; разыгрывать трагикомедию из-за случившегося тоже - хотя истошно-ярое “почему?”, все же слетело однажды с моих уст и тихим завсегдатаем осталось в моих мыслях.

Но, от того ли, что науке еще не видны тонкие нити, связывающие нас с нужными людьми при странных обстоятельствах, или от того, что жизнь полна случайностей и лотерей, в которые полезно выиграть и печально проиграть, но как-то, спустя год после внезапной болезни Ланы, ко мне в офис постучался мужчина. Перешагнув порог, он по-детски нахмурил лоб и сказал:

-   Мистер Дженсон, не найдется ли у вас, случайно, для меня времени? Я без записи, простите... так уж вышло.

Я бросил беглый взгляд на расписание. До следующего приема оставалось больше тридцати минут, и я сделал жест рукой, указывая ему на кресло.

-   Присаживайтесь! Пальто можете повесить на плечики. - Он робко присел.

Работа психологом обязывает человека к мимолетной экспресс-критике пациента. И чем больше у тебя опыта за спиной, тем быстрее происходит процесс. Причем, с каждым разом он, подобно граненому алмазу, становится все более приближенным к “по существу и без ненужных мелочей”. Так вот, Альстер Кеври в моих глазах выглядел, как не остепенившийся ретро-меланхолик тридцати пяти или около того лет, время от времени растворяющий стресс в алкоголе, с легкой долей авантюризма, романтизма и любви к гранжанру; по характеру же навязчиво-общителен, дипломатичен, не обидчив, доброжелателен и простоват. Если бы мне кто тогда сказал, как далеко я и моя психология были от истины. Не во всем, конечно, только в… Хотя давайте, по порядку.

-   Итак, мистер Кеври, что вас ко мне привело? - задал я свой главный вопрос.

-   Я не верю в чудо, мистер Дженсон, - грустно ответил он, пожимая плечами.

-  Что ж, - опешил я от такого заявления, - ваше право! Это не обязательно в наше время.

-   Но я хочу в него верить, и при этом никак не могу себя заставить.

Последователь новой религии? Фанат конца света? Удивление тому, кто же сейчас передо мной, мгновенно выписало желтую карточку моей профессиональной этике, но, благо, обошлось без штраф-пойнта. Лирически отступая, скажу, что за годы практики я перевидал разных людей в том числе и тех, кто без устали и покоя верит в конец света и путешествию души к новым мирам. Но Мистер Кеври не был похож ни на кого из них. Его глаза не отражали того безумного блеска по поводу скорой кончины земли, видимой лишь людям с более или менее ясным рассудком. На нем не болталось крестов, амулетов и разного рода мистических колец, кричащей всем и вся о том, кто перед ними. Нет, скорее робость, с которой он смотрел и тактичность, сквозящая в словах и действиях, действительно числились в тройке лидеров черт его характера, а это, согласитесь, не присуще поклонникам “божественной” комедии.

-  А, что или кто, по-вашему, этому препятствует? И, - добавил я, - в какое именно чудо вы бы хотели поверить?

Он оторвался от спинки кресла и закачал головой, словно дар его речи на мгновение растворился в воздухе.

-   Если я вам о нем откроюсь, то утрачу право, данное мне… - он запнулся на полуслове, - в общем, оно уже тогда не исполнится.

Все-таки ново-религиозный последователь.

-   Мы ведь можем продолжить сеанс без …?

-   Конечно! Просто ответьте на первый вопрос - что или кто, на ваш взгляд, мешает вам в него поверить?

-   Известно, что. Сознание! - И постучал указательным пальцем по лбу.

-   То есть ваши мысли о чуде?

-   Да. Мысли, надежды, ожидания, планы. Вертятся в голове больше, чем нужно и чаще, чем хочется.

-   Для многих людей спасательным кругом становится работа. У вас есть работа, мистер Кеври? Чем вы занимаетесь?

Он вновь по-детски нахмурил лоб, и мне подумалось, что эта привычка так или иначе была связана с его самым серьезным отношением к происходящему.

-   У меня очень... необычная работа. - Он сделал паузу, видимо обдумывая что и как он будет дальше говорить. Устремив взгляд куда-то мимо меня, он продолжил: - Каждое утро в 8:25 я выхожу из дома и иду вдоль сквера Норс-Сайлент, который особенно красив в утреннее время. В любой сезон, при любой погоде. Я часто слышу, как они перешептываются, хотя звук снующих машин сильно этому мешает. Трижды повернув направо, я захожу в лавку к мистеру Ридману - добрейший человек во всей округе - и покупаю у него три венские сардельки, сухое пюре со вкусом курицы, грамм двести голландского сыра и пачку шоколадных вафель. Затем, перейдя дорогу, направляюсь на Форест стрит, 472. Обычно я прихожу вовремя, но самый последний. Мистеру Квайдро, миссис Леннис и Перри с Джеком всегда удается опередить меня. А знаете, у нас на работе заведено снимать уличную обувь и одевать что-то вроде домашних тапок, - шутливо пояснил он, впервые за все время рассказа посмотрев на меня. В его взгляде просквозило легкое смущение, но я не сразу нашел этому причину. - И вот, налив себе турецкого кофейку, я принимаюсь за работу.



Kimary A

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: