Мострал: место действия Ленсон

Глава 5. В которой я начала ценить тихую и размеренную жизнь

– Что это за раны? – в сотый раз, и уже ни к кому конкретно не обращаясь, вопрошала я.

Самое сложное было позади, теперь оставалось только сидеть и нервничать. Занир оказался действительно хорошим артефактором – ему потребовалось около трех часов на то, чтобы заставить организм Вела хотеть жить самостоятельно с помощью артефактов. Как только это произошло, раны начали затягиваться практически сами собой (ну, не сами собой, конечно, а с помощью трех мощных артефактов производства Занира), но еще оставалась опасность, которую сулит потеря крови.

Просто так нервничать я не люблю, так что я занималась самым бесполезным и глупым занятием – накручивала себя. Я пыталась понять, что именно произошло и почему я об этом не знаю. Не то чтобы в столице без моего ведома и чиха не бывает, но все-таки драка должна была быть масштабной, а о таком мне немедленно рассказала бы Элла.

Дома у меня собрался военный совет в составе Занира, Эллы, Нора и Деника. Этот самый совет делал то же, что и я – строил пустые догадки и выдвигал предположения одно другого краше.

– Такие раны можно нанести разным оружием. Пока не очнется, ничего не узнаем, – философски заметил Нор.

– Здорово, конечно, но я не могу вот так сидеть и ждать, – возмутилась я.

– Так поехали на работу! Господин Растрот наверняка недоумевает, что это за грипп такой, который нас обеих и наповал, – вяло внесла предложение Элла.

– Много я наработаю в таком состоянии, – уныло ответила я.

– Так заканчивай душу мотать себе и нам, – возмутился Деня. – Я из-за тебя пары прогуливаю.

– Так поезжай в Школу, – рыкнула я, – тебя-то точно никто не держит.

Все опять смолкли. Такие краткие перепалки и предположения разряда «А что если…» стали нашими постоянными спутниками этой ночью.

Когда Занир только начал работать, я дернула к себе Нора, чтобы тот был мне моральной поддержкой, но он оказался для этой роли непригоден. Поэтому я позвала Эллу, которая примчалась заспанная и в пижаме под пальто из своего района. Когда я поняла, что дело совсем плохо, я дернула Деника, чтобы был готов бежать за врачом.

Так и остались мы, в итоге, тут сидеть.

– Время завтракать! – еще через час объявил ушастый и сунул в руки каждому по тарелке с омлетом. Где в моем пустом холодильном шкафу он нашел яйца, молоко, свежие помидоры, бекон (отдельно поджаренный) и свежую зелень, которой все это украсил для меня загадка. Может в магазин успел сбегать.

Я начала погружаться в меланхолию, выбраться из которой оказалось очень сложно.

До обеда мы продолжали заниматься нашим особо интеллектуальным занятием. Не знаю, что именно послужило толчком, но Нор вскочил, буркнул что-то типа «Ну хватит» и пулей вылетел из комнаты.

Пока его не было, к нам постучалась мадам Трагрир, за одобрением на внутреннее расширение моей комнаты. Казалось бы, радуйся Алва, сделаешь себе шикарные апартаменты, но радости мне это не принесло. Вообще как-то не до того было.

Удивительное что-то происходит – виделись-то всего ничего, вместе, считай, не пробыли, встречи пересчитать – пальцев одной руки много, а вот как. Что-то с ним случилось, и мир вокруг потух и замер.

Нор вернулся довольно быстро, да не один, а с компаньоном. Из-за этого компаньона в комнатке стало не продохнуть – как-никак взрослый волкодлак.

– Это Лэй, – объявил Нор. – Он главный менталист в нашем магическом ведомстве при короне, и он любезно согласился нам помочь.

– Добрый день, – ровно и чинно поздоровались с нами.

Мы нестройно ответили.

– Нор объяснил, что вам нужно выяснить, что в последние несколько часов до потери сознания делал ваш друг, – так же ровно молвил волкодлак. – Но он не предупредил, что ваш друг – Веллиас Сан Армерр.

Мы ничего не ответили. Лэй хмыкнул и двинулся к телу.

Не знаю, какие манипуляции он проводил с сознанием Вела, со стороны – он просто неподвижно стоял. Но через пару минут у меня в голове возникло ощущение, что я – это Веллиас. И мыслей в голове был целый рой.

Я шла по узкой улице Денша в Краннаре, целенаправленно привлекая внимание всех элементов, внимание которых нормальный человек всю жизнь будет избегать.

Еще у меня была цель: поймать конкретного «элемента». Элемент ловиться не желал вот уже четвертую ночь подряд. Но я знала, чувствовала, каким-то особым шестым чувством, что вот сегодня все получится.

И через полчаса блужданий по кварталу все случилось – элемент вышел. Он прошел за мной еще пару поворотов и я, сделав обманный маневр в виде заворачивания в тупик, его поймал. Пара минут молчаливой борьбы и я уже тащу поверженного противника в ближайшую дверь. Хозяев дома не оказалось, что мне было только на руку.

Кувшин воды на голову быстро привел связанного эльфа в чувства, но общаться со мной он явно был не настроен.

– Значит, диспозиция такая, – вежливо начал я. – Мне нужны сведения об Авросском месторождении. Тебе нужно выйти отсюда живым. Обменяемся? – деловито, пусть и малость не связно, внес предложение я.

Мрачный взгляд исподлобья был мне ответом.

– Так и думал. Ладно.

Покладистый я какой, сам в восторге.

Дальнейшие несколько часов я описывать не буду, скажу только, что мужчине пришлось не сладко. Веллиас оказался крайне изобретателен в вопросах добычи информации из сопротивляющегося объекта.

У каждого есть такая сторона, верно? Вопрос только в том, что имея, по самую маковку влюбленный, источник информации, он решил не идти ко мне. Он пошел пытать преступный элемент.

Когда рассвет только-только занимался, я, в смысле Веллиас, вышел из квартирки с чувством выполненного долга.



Анна Шилкова

Отредактировано: 05.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться