Мострал: место действия Ленсон

Глава 6. В которой я начала осознавать, что семья не ограничивается родственниками

Сознание возвращалось ко мне неохотно и вспышками. Пришлось долго доказывать себе, что прийти в себя – отличная идея.

Такое нежелание участвовать в происходящем, было напрямую связано с интерьером: я находилась в крохотном каменном мешке. Правда, подо мной была какая-никакая перинка, надо мной толстое теплое одеяло, а рядом я обнаружила графин с водой.

Но этот сомнительный комфорт не отменял каменных стен вокруг и отсутствие окон.

Вопреки всему, что я читала в книжках, события, предшествующие утрате сознания я помнила очень отчетливо. Я так и не поняла, кому понадобилась и зачем организовывать рандеву таким радикальным методом.

Окончательно прийти в себя меня вынудили звуки шагов за дверью. То, как приглушенно они (шаги) звучали, заставило меня задуматься о толщине этой самой двери. Хотя, по большому счету, первой моей проблемой было определение местоположения моей камеры, я все равно интересовалась способами отсюда выбраться.

На помощь особо надеяться не приходилось: пока меня хватятся, пока проверят очевидные места типа дочерних предприятий Растрота, работного дома и остальных, может пройти фатально много времени.

Пока я размышляла, шаги дошли до двери. Послышался звук ключа, ворочающегося в замке. Дверь открылась с натужным скрипом, будто ее пару десятков лет не открывали и вот, ради меня любимой, решили использовать эту клетку.

В комнату вошел мужчина средних лет, с невыразительным лицом и мышастым цветом волос. Он, удостоверившись, что я уже бодрствую, пригласил меня следовать за ним.

Местом нашего следования оказалась выполненная в пошлом золоте гостиная с камином и шкурами на полу. Золотая отделка, парча на стенах и шкуры на полу смотрелись вместе настолько не уместно, что я хихикнула.

На мое веселье тут же среагировала лысая как коленка макушка, появившаяся из-за спинки высокого кресла.

– Доброго вечера, мисс Красс, – писклявенько так поздоровался мужчина.

Он оказался такой же несуразный и неуместный как комната: ростом ниже меня на пол головы, лысый, глазки бегают, ручонками потирает. Одет добротно и дорого, но уместнее от этого он не стал.

– Сомнительно, конечно, но вечер только начинается, – светским тоном ответила я. Мужичка слегка перекосило.

– Понимаете ли, Алва, я же могу вас так называть?.. – он сделал деликатную паузу, но мой ответ ему нужен не был. – Сейчас вы стали более чем ценным активом: вы располагаете редкой и интересной информацией, а также имеете доступ к одной персоне, которой нам очень нужно управлять.

Он снова помолчал, я ждала продолжения. Вечер добрым быть не обещал.

Я исподтишка осматривалась на предмет путей к отступлению. За спиной был невыразительный мужик, передо мной этот неуместный. В гостиной были окна, но я не знаю что под ними – так что этот вариант оставался как крайний. В шаге от меня находилась увесистая на вид ваза – я могу попытаться вырубить преграду у двери и уйти, как положено леди – через парадный вход.

– Мне нужна вся ваша информация о вашем отце, дорогая. И Веллиас. Конечно же, мне нужен Веллиас сан Армерр, – промурлыкал он.

Внутри меня колыхнулось какое-то древнее чувство. Недоброе, мощное. Оно было недовольно тем, что кто-то посягает на мое. Разум мой на мгновение затуманился, но почти сразу все вернулось к прежним ощущениям.

– Вы собираетесь молчать, милая? Что ж, ладно, пока что говорить могу и я, – он вел себя и улыбался как старый интриган королевского двора, но при этом выглядел настолько нелепо в этом нелепом интерьере, что я не могла воспринимать его иначе, чем плохим клоуном. – Дело в том, что некто – и мы считаем, что это именно ваш возлюбленный – нанес повреждения одной крайне важной гильдии. Конечно, ответственность взял на себя кто-то, назвавший себя Наследником Дурной Крови, но мы уверены, что Веллиас просто понял, что можно работать не только под своим именем.

Так, значит, я тут минимум сутки с момента, как перевезли Веллиаса – признание таких вещей до широкой общественности идет долго, тщательно фильтруется и старательно приукрашивается. Но если забрали меня, получается, где Вел – они не в курсе? Знают только, что он жив?

– Что до вашего отца… Он уже стар и слаб, ему пора на покой. Замену ему подберут самую достойную, не сомневайтесь.

Вот это в мои планы вообще не входит. Пока папа сидит, где сидит, я понимаю, что происходит, и когда следует бежать, а когда прятаться. Любой другой на том же месте будет серьезной проблемой. Кроме того, с каких пор он стал стар и слаб, ему и пятидесяти нет? Даже по человеческим меркам возраст вполне средний, а он на магических стимуляторах – больше тридцати на вид и не дать.

– Алва, я предлагаю вам сотрудничество и возможность самостоятельно управлять некоторыми проектами вашего батюшки. Подумайте сами, у вас блестящее образование, острый ум, кладезь информации и ценные связи. Реализуйте свои возможности, – он продолжал мурлыкать, это отвлекало. – А для скрепления союза нужно будет всего-то удалить его, обвинив в распространении лосса, затем исключить всякую связь с ним. Дальше мы сами.

Теперь то ощущение, которое недавно только дало знать о своем существовании, возмутилось уже полноценно. Во мне зародилась и стремительно разрослась такая ярость, контролировать которую не представлялось возможным. В голове билась даже не мысль, а осознание – кто-то пытается отнять мое.

Движимая именно этим чувством, я одним прыжком преодолела разделявшие нас полкомнаты, чтобы вжать лысого в стену, нависая над ним.

– Можешь звать меня Наследницей Дурной Крови, ублюдок! – прошипела я, сдавливая его горло.

Давила долго, планомерно, забирая его жизнь. Монстр внутри меня ликовал – устранили угрозу до того, как она успела воплотиться.



Анна Шилкова

Отредактировано: 05.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться