Мотокросс моей судьбы

Font size: - +

Глава двадцать пятая.

 

Глава двадцать пятая.

 

Ника думала, что оставшиеся почти три недели до мотофестиваля будут тянутся, словно резиновые. Как же она ошибалась. Летние деньки, то теплые, то наполненные прохладным северным ветром и дождями, мелькали с удивительной быстротой. И оказались полными сюрпризов, порой и несколько неприятных.

Больше всего Нику, да и остальных, беспокоил Глеб. Парень больше не шел на открытое столкновение, но девушка пару раз видела его в своем дворе. Однако придраться было не к чему: Глеб каждый раз делал вид, что просто проходил мимо. Макс в душе скрипел зубами, но повода набить недругу морду все не было.

Впрочем, у парня хватало проблем и без бывшего ухажера своей девушки. В последнее время Максу снились отвратительные сны, связанные с Никой. Отвратительными они были потому, что всякий раз заканчивались одинаково: трасса мотокросса, захлебнувшийся рев байка и летящая на землю фигурка в бело-оранжевом наряде. Причем сам парень пытался бежать к Нике, но почему-то ноги едва двигались, словно он передвигался в вязком густом киселе.

Максим никогда не считал себя суеверным. Напротив, он в свое время издевался над двоюродной сестрой, когда та, будучи беременной, боялась вышивать и шить, опираясь на какие-то приметы.

Но как оставаться спокойным, когда почти каждую ночь просыпаешься, едва сдерживая крик ужаса?

Макс понял, что так дальше продолжаться не может. Проснувшись в очередной раз с суматошно прыгающим сердцем и вспотевшим от пережитого во сне ужаса, парень некоторое время сидел на кровати, пытаясь успокоиться. До фестиваля оставалась неделя. Ника делала небольшие успехи в катании на трассе, и Макс отчаянно не хотел, чтобы она принимала участие в соревнованиях.

«Уж лучше поругаться!» - он вытер все еще влажный лоб. За окном опять начался небольшой дождь, мерно стучавший по стеклу. Макс зевнул и решил с самого утра серьезно поговорить с Никой. Может, он и параноик, но лучше перебдеть. В вещие сны он, конечно, не верит, но интуиции – вполне. Травмы во время соревнований случаются частенько. А Ника со своей ездой буквально напрашивается на них.

Именно это парень и попытался донести до подруги на следующий день, придя к ней домой. Родители и близнецы гостили в деревне, и Ника была хозяйкой до конца недели. Макс даже подумал, что вот он шанс – попробовать доказать девушке, что им можно переходить на новую стадию отношений. Можно доказывать хоть круглые сутки.

Но сначала решить проблему с мотогонками.

Как он и опасался, Ника весьма прохладно отнеслась к его просьбе не участвовать в соревнованиях.

- Я думала, мы это обсудили. – она слегка нервным жестом отбросила за спину длинный локон. Максим стоял возле окна, заложив руки за спину и внимательно разглядывал стену, увешанную фотографиями. Он едва ли не кожей чувствовал нарастающее напряжение, отчего комната словно становилась меньше и темнее.

- Ника, давай ты отнесешься к проблеме чуть серьезнее? Я понимаю, тебе надо доказать всем, что ты сильная личность. Но это можно сделать и через год…а лучше через два. Ты правда слабо катаешься.

- Зашибись! – Ника всплеснула руками, застыв посреди комнаты. – А я то думала, что ты меня поддержишь.

- Поддержу, когда научу тебя кататься по трассе.

- А сейчас что ты делаешь?

- Ника… - Макс немного помолчал, пытаясь успокоиться.

- Что Ника? – а вот девушка заводилась все сильнее. – Да с чего ты вообще решил, что я буду тебя слушаться в этом вопросе? Я же, блин, не планирую выиграть, мне просто хочется поучаствовать! Ты не понимаешь! В первый раз мне Глеб запретил! И я послушалась, как дура! А теперь еще и ты туда?!

- Это ты послушай. – Максу хотелось постучать кулаком по подоконнику, о который он опирался поясницей. – Глеб тебе запрещал, потому что он просто идиот и хотел тебя подмять под себя. Я же говорю тебе как человек, не раз принимавший участие в подобных соревах. Ты хреново катаешься, Ника. Уж извини за правду.

- Но я хочу!

- Я тоже много чего хочу, но не веду себя как ребенок. – парень невольно повысил голос. Он не понимал, почему Ника продолжает упрямиться. Ведь привел доводы. У нее инстинкт самосохранения временно отказал?

- Если я ребенок, то ты тогда извращенец, да? Раз мной заинтересовался?

- Ты чего творишь? – тихо спросил Макс. – Откуда такое упрямство, Ники? Я же просто не хочу, чтобы ты пострадала. Что измениться за год?

- Я уже настроилась и не собираюсь менять решение. – Ника чуть отвернулась в сторону, сейчас сильно напоминая своего отца. Дмитрий Николаевич отличался редкостным упрямством, если что-то касалось его хобби.

- Это – ребячество.

- И хрен с ним.

В результате Макс плюнул и просто ушел, понимая, что еще немного и тоже сорвется. Он решил дать Нике время подумать, написав длинное сообщение, в котором привел массу логичных доводов. Девушка проигнорировала. И теперь не звонила уже третий день.

 

***

Первой узнала о ссоре Настя. Придя в гости к подруге, она застала Нику с опухшими от слез глазами и упрямо сжатыми губами.

- Что случилось? – блондинка оглядела подругу, бродившую по квартире в каких-то старых брюках и полинявшей растянутой майке. И это всегда стильная и подтянутая Ника?

Девушка рассказала: с надрывом, то и дело смаргивая невольные слезы. Сидела в компьютерном кресле, прижав колени к груди, и рассказывала. Настя слушала, забыв про чай. Мелкий дождик за окном сочувственно внимал рассказчице.

- Ясно. Поэтому ты уже третий день ходишь как лох и забросила квартиру? – Настя нагнулась и подняла с пола упаковку из-под чипсов. – Что, в свинарнике лучше страдается?

Ника лишь махнула рукой: до уборки ли тут? Она то надеялась, что Макс ее поймет. Он же сам эндурист, не раз принимал участие в соревнованиях. И вдруг такое неприятие!



Екатерина Васина

#434 at Young adult
#171 at Teenage literature
#946 at Prose
#304 at Contemporary literature

Text includes: спорт, реализм

Edited: 11.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: