Мотыльки

Мотыльки

Наше путешествие подходило к концу; в иллюминаторе полыхал Меркурий. Расчёт оказался точным: до проявления Артефакта оставалось меньше суток.

Земных суток, конечно, точнее - 22 часа 34 минуты. Это следовало из положения спутника-маячка, зависшего на стационарной орбите как раз над местом возникновения Артефакта.

Но я не спешил приземляться, хотя мне этого очень хотелось. За год полёта Грегори надоел мне хуже пареной репы, и думаю, это взаимно. Однако температура на солнечной стороне Меркурия превышала 300 градусов Цельсия и без необходимости подставлять корабль под пылающее Солнце план экспедиции не предусматривал. Слишком важна была наша миссия. Особенно для Грегори Бенфорда. Я - всего лишь пилот и исполнитель утверждённой программы, а вот Грегори...

 

В 2024 году программа исследования Меркурия спутниками-автоматами дала сенсационный результат. На снимке экваториальной области планеты, переданном на Землю, был отчётливо виден светящийся конус высотой в двадцать и диаметром основания в десять метров. На следующем снимке, сделанном спутником через три часа, на этом же месте ничего не было.

Явление повторилось в 2025 году. Тогда же был запущен на стационарную орбиту маячок, основной задачей которого стало раз в пять минут фотографировать данный участок меркурианской поверхности. Выяснилось, что конус появляется из ничего раз в меркурианские сутки, когда участок обращён точно к Солнцу, и представляет собой голограмму - сплетение световых лучей, видимых в течение 12 минут 24 секунд. Под поверхностью же располагалась круговая плита из неизвестного материала, непроницаемого для радиолокации.

Помимо дистанционных, были попытки и непосредственного изучения феномена. Два аппарата, высаженные в район Артефакта во время меркурианской ночи, достигнув края плиты, испарились без видимых эффектов. Спутник-маячок в каждом случае зафиксировал равномерное повышение температуры поверхности Меркурия над плитой-кругом на 26 градусов Цельсия, хотя масса аппаратов разнилась на порядок и приближались они с разных сторон.

Третий аппарат, оснащённый термостойкой защитой, был спущен непосредственно на плиту. Акробатический трюк - а посадку в столь точно заданное место смело можно считать акробатическим трюком - ничего не дал. Как и предшественники, аппарат, достигнув грунта, исчез. Температурный фон подскочил на те же 26 градусов.

Четвёртый и последующие аппараты были ударными и представляли собой просто снаряды, выпускаемые точно в центр круга с орбиты Меркурия. Один из них совпал по времени с моментом возникновения конуса, что и привело к открытию "окна уязвимости": снаряд не испарился, а пробил поверхность планеты и воткнулся в плиту. Точнее, размазался по ней: деформации самой плиты обнаружено не было. После исчезновения купола исчез и металлический блин-остатки аппарата.

И вот теперь, спустя десять лет бомбардировки, Земля отправила на Меркурий полноценную экспедицию. В нашем арсенале были и два радиоуправляемых термостойких тихохода, и ракетная установка с комплектом снарядов разного веса и начинки, и жаропрочные скафандры.

Земное руководство рассчитывало получить новые данные, проливающие свет на природу феномена, а затем нам приказано было вернуться, однако у Бенфорда был другой план.

- Серж, - спросил он меня как-то во время полёта. - А что вы думаете о природе Артефакта? (он всегда называл феномен только так - Артефакт с большой буквы.)

- Что бы я ни думал, но до ваших фантазий, Грегори, мне далеко, - ответил я.

- А, так вы наслышаны! И всё же?

- Я склоняюсь к версии природного явления. Необычная порода, под прямыми солнечными лучами, высокая температура - всё это создаёт оптический феномен.

- Что ж, - заметил Грегори, - вашу версию можно было бы рассматривать всерьёз, если бы не загадочные исчезновения аппаратов.

Я пожал плечами.

- Плита под внешним давлением может высвобождать тепловую энергию, расплавившую и самоходные установки, и ударные аппараты.

- Не оставившую следов в виде расплавленного металла?

- Ну почему же, один след остался.

- Вот именно! - Бенфорд поднял указательный палец. - Один след.

В тот раз я уклонился от дальнейшей беседы, но Бенфорд раз за разом переводил разговор на эту тему, горя желанием обратить меня в свою веру. Я знал, чего он хочет - лично ступить в круг и "телепортироваться", как он это называл, "для установления контакта с внеземным разумом". У меня были, с одной стороны, чёткие инструкции не рисковать и действовать по плану, разработанному на Земле. С другой стороны - кто я такой, чтобы мешать прославленному глашатаю "меркурианского контакта" покончить жизнь самоубийством, пусть и столь экзотическим способом?

Конечно, я пытался его переубедить.

- Послушайте, Грегори, - начал как-то я новый цикл наших бесед. - Допустим, что Артефакт - искусственное сооружение. Но разве не очевидно в таком случае, что он предназначен для каких-то своих, инопланетных целей, а вовсе не для транспортировки "посланцев разума"?

- Это каких же? - спросил Бенфорд.

- Не знаю. Наблюдение за Солнцем. Или конденсация энергии. Или это просто остатки инопланетной базы, посадочная площадка для корабля, да что угодно.

- Куда же исчезли аппараты? И почему появляется конус?

- Уборка мусора и маяк, - ответил я первое, что пришло в голову, рассчитывая озадачить Бенфорда, но это только раззадорило его.

- Да, Серж, именно маяк. Точнее, лампочка, приманка для мотыльков.

И, видя моё недоумение, продолжил в лекционном стиле:

- Представьте себе, что вы - экспедиция из другой звёздной системы, посланная на поиски разумной жизни. И не абы какой, а готовой к контакту с вами. Дикари и туземцы, кидающие камни, вас не интересуют. Вам нужна достаточно продвинутая цивилизация, представители которой будут считать вас партнёрами, пусть и старшими, а не богами, сошедшими с небес.



Павел Пименов

#19991 в Фантастика
#3028 в Научная фантастика

В тексте есть: пришельцы

Отредактировано: 23.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться