Моя аюджали. Возвращение

Font size: - +

Глава 1. До цели так близко (24.12)

Глава 1

До цели так близко

 

Ты - то, что нужно мне,

Когда лежишь в моих руках.

Cложно поверить сейчас -

Мы на небе.

Всё, что нужно - это любовь,

Нахожу её в сердце твоём.

И теперь несложно понять -

Мы на небе.

(Небо (припев) Gregorian)

 

Аидэна расположилась в одном из малых залов своих Чертогов. Этого дня она ждала несколько веков. Мелочь, для Богини, но никакие другие века не тянулись для нее столь же долго. Слишком многое было сделано, многое продуманно, чтобы сегодня увидеть это…

Богиня приняла облик девушки с длинными волосами. Поверх кожи проявились и прозрачные чешуйки, выдавая в Богине ее любовь к собственным творениям. Светлое платье рассыпалось по полу Залы длинным подолом, скрывая не только стройные ножки, но и хвост. Один взмах тонкой руки, с когтями вместо ногтей – и перед ней развернулось огромное Око в пространство смертных.

Небо над землями Адуора медленно светлело. Старшая и обе Младшие окрасились алым с золотым. Особенная ночь, и еще более бесценное утро. Для живых этот день – олицетворение старинной сказки, когда для самой Богини он – материализация давней цели, и даже не своей, а Его. Можно сказать, что ради этого дня, во многом, она и жила тут.

С другой стороны небосвода показался кусочек светила. Карнайл еще был полностью погружен в темноту ночи, в отличии от неба. Сумерки – уникальное время, несколько минут, когда тьма и свет сливаются в танце любви. Таинственное время. Только белые дома и дороги сверкали в темноте. Если присмотреться внимательнее, то становилось заметно, что в тишине, почти бесшумно к центральной улице столицы стекались местные жители, и не только драконы. Все они должны стать свидетелями обряда. Это их долг и честь, своими глазами узреть исполнение давнишнего пророчества! В центр главной площади прошли двое. Мужчина и женщина.

Богиня улыбнулась, смотря на свою главную надежду. Они оба знают лишь про одну жизнь, в нынешних телах, но она-то, Аидэна, помнит каждый свой ход, приближая этот день, час, а если еще точнее, одну единственную минуту. И на каждом этапе все могло рухнуть, но обошлось, хвала Проведенью Веера…

Никто из жителей не позволил себе вступить ни на главную улицу, ни на площадь. Сегодня мостовая только для них. Оба сбросили черные бархатные плащи. И оба оказались одеты в белые тонкие туники по колено. Оба босые. И оба достойны друг друга. Крупный, высокий, широкогрудый мужчина с собранными в хвост волосами. При взгляде на него, любому было бы ясно, что перед ними дракон. Единственный бахамат, единственный, чья масть шкуры и пламени – расплавленная платина. Дракон, что выделился необычным оттенком волос – все оттенки меди, от совсем светлых, почти медовых, до влажной глины. Воин, дипломат, лидер, вдохновитель.

Тот, о ком уже скоро начнут слагать вирши. Тот, о ком уже сейчас поют скальды. Да, не Император-дракон, а всего лишь второй после Императора. Советник. Так и что с того? Как известно, в истории любого мира всегда есть минимум два лидера: для войны, и для мира. Этот – для войны. Его кровь всегда будет тем щитом, что будет хранить императорскую власть. Ну а если не удастся, и династия императоров прервется, то у драконов есть тот, ради кого прогремят слова: «Умер Император! Да здравствует Император».

И она. Да, более хрупкая. Низенькая. Тонкая, почти как эльфийка, потому как подобного желает ее драконница. Тиамот. Редчайшая масть серебра. Тот его оттенок, который при свете дня сверкает, как под ликом Старшей. Тиамоты – не самые крупные драконы, да им и не нужно. Их сила в ином. Платина и особое Серебро. Буря и благодать. Эти двое могли погибнуть с момента зарождения в чреве матерей, и после еще множество раз, как множество подобных драконов, тех же мастей.

Однако, Богине удалось сохранить этих двоих. Удалось дать им свою защиту, а сегодня, и благословение. Эти двое упрочат будущее всех драконов на тысячелетия. Они породят не только новую масть, но и новую магию. Новый вид драконов, тот, что, наконец, будет способен побывать в междумирье. Они – будущие прародители тех, кого спустя эпохи назовут Истинными. Тех, для кого не станет Круга Перерождений, потому что для них тысяча лет – лишь день; тех, для кого нет дома, ибо весь Веер Миров – их родина. Потомки этой пары окончательно и бесповоротно упрочат расу на Фаонре… Да, слишком многое начнет свой ход от просто плотской любви этих двоих.

Богиня дернула кистью – и под босыми ногами пары заискрились, заиграли миллионы лепестков сехелиса, ее цветка. Его белые лепестки с голубой кромкой всегда изображались на ее храмах, ее молебный цветок. Их приносили ей на алтари, из него готовили множество зелий. Его магическая начинка была исцелением от множества болезней драконов. Мать позаботилась о том, чтобы у ее детей были и средства пережить любые невзгоды.

Богиня с любопытством следила за тем, как стопы топтали магические цветы. И вспоминала, как придумывала их. Сехелисы она воображала еще до того, как оказаться в этом мире. Это он создал драконов, а она - лишь цветы. Несмотря на счастье, внутри Богини что-то сжалось и похолодело. Глаза накрыла пелена слез скорби. Сколько бы эпох не минуло, а тоску о Нем никакое время не смоет. Время способно лишь притупить муку, зарубцевать вечную рану.



Машенька Фролова

Edited: 24.12.2018

Add to Library


Complain