Моя

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3

ГЛАВА 3

 

- Что за зима такая? Начало февраля, а на улице почти ноль градусов. Нормально, нет? - ругалась Анька, застыв в дверях пиццерии, отряхиваясь от снега.

Стянув с себя чёрную шапку с кошачьими ушками, подруга потрясла своей темноволосой головой, пытаясь таким образом подсушить влажные кончики.

- Радуйся лучше, - парировала я. - А то были бы сейчас морозы под минус сорок, - потянула я её вперёд, чтобы другие посетители могли выйти из помещения.

- Да лучше они. Зато нет этой грязи. Ты посмотри на мои сапоги, - возмущённо ткнула на обозначенное.

Чёрные замшевые сапоги девушки были покрыты разводами от грязного подтаявшего снега. Снегоуборочные машины у нас как всегда радуют своей работоспособностью.

- А нечего было надевать их. Обула бы нормальные, кожаные. Но тебе ж выпендриться надо, как всегда, - съехидничала я по-доброму.

- Да ну тебя, - надулась Анютка. - Чтоб ты понимала, святая простота.

- Да уж куда мне, простоте, - протянула я с невесёлой усмешкой. - Идём уже, - вздохнула и направилась к стойке.

На самом деле мы с ней зашли сюда, чтобы купить себе по стаканчику кофе.

- Значит, у него будет дочка? - вернулась подруга к теме, которую обсуждали до прихода в пиццерию.

- Похоже на то, - отвернулась я от неё. - Я думала, прям там умру.

Аня ничего не сказал, только одарила сочувствующим взглядом.

Вообще, она единственная, кто поддержала меня тогда. Олеся вот смачно проехалась по мне. Думала, не выживу. Но так даже лучше. Проще. Не хочу ничьей жалости. Пусть лучше ненавидят. Как и Артём.

Это сейчас я понимаю, что можно было попытаться бороться, уговорить приехать к нам того чёртового хирурга пораньше, отстоять опеку над братом, попробовать сделать хоть что-то. А тогда… Да я саму себя не помнила в то время, не говоря уже о чём-то большем. Всё, словно в тумане. Лица, голоса, люди. Кто-то что-то говорил, требовал, просил подписать. Всё слилось воедино. Но вот женщину из опеки я запомнила хорошо. Наверное, потому что она стала вестником очередных бед, длиною в последние полтора года. И, скорее всего, до конца моих дней.

Полная тётка, напоминающая по виду настоящую жабу, с мерзким голосом и брезгливым выражением лица, которая пришла в больницу, как только Антошка пошёл на поправку и пришёл в себя. Пришла и с довольным видом сообщила, что дальнейшая судьба мальчика и опеки над ним теперь под её ответственностью, так как я не способна заниматься его воспитанием, ибо ещё маленькая и мне нужно о себе беспокоиться. И даже брак с Артёмом не поможет, так как он будет преднамеренным.

Я стояла, слушала её, что-то лепетала в ответ. Не помню - что. А она всё говорила и говорила, добивая меня, пока я окончательно не скатилась в откровенную истерику, которая завершилась большой дозой успокоительного. Женщина эта тогда отказала всем и сразу в опеке. Даже родителям Аньки. И на взятки оскорбилась. А предлагали ей немало.

Затем случился Стас...

Я в тот день долго гуляла по городу, мысленно уже прощаясь с братом. Он проезжал мимо и увидел меня. Слово за слово, и так и вышло, что я выложила ему свою проблему, после чего парень предложил мне сделку: его помощь в обмен на замужество. Конечно же, я отказалась. Даже раздумывать не стала. Ещё и Артёму пожаловалась на такую наглость. А через несколько дней брату снова стало плохо. Потребовалась ещё одна срочная операция, которую отказались проводить местные врачи, ссылаясь на то, что они не имеют достаточно опыта и квалификации, и оборудования у них нужного нет. Позже я, конечно, поняла, что им просто не нужна была лишняя смерть на операционном столе. А тогда едва не сошла с ума, буквально валяясь в ногах у главврача, умоляя о помощи. Только результатов это никаких не принесло. Как и самим не удалось найти такого хирурга, который согласился бы приехать в наш город и прооперировать Антошку. Точнее, нашли, но он на тот момент был занят другим пациентом и так сразу не мог помочь. А врачи сказали, что счёт пошёл на часы. И вот тогда я сдалась. Позвонила Стасу, который заверил, что непременно поможет, но на ранее озвученных условиях.

В тот же день я порвала с Акимовым и подписала брачное соглашение, которое мне подсунул Егоров при встрече. Мне было уже плевать на всё и всех вокруг, на то, что я делаю, как и на саму себя. Лишь бы мой брат жил.

В итоге, Антошка не просто выжил, а встал на ноги. Сейчас он пусть и не совсем уверенно, но всё же ходит. Врачи обещают, что в будущем ничего о пережитом не напомнит. Не считая шрамов. Но это такая мелочь по сравнению с тем, что он жив и не стал инвалидом.

- Ничего, подруга, всё будет хорошо, вот увидишь, - приобняла меня за плечи Анька, вырвав из раздумий. - В общем, купи кофе, а я пока отойду носик попудрить, ладно?

- Ладно, - согласилась я, кивнув в подтверждение.

Подруга ушла, а я осталась стоять у стойки в ожидании заказа. Точнее, очереди на него. И всё бы ничего, если бы не одно но…

- Девушка, можно повторить заказ на пятнадцатый столик?

Резко обернулась в сторону, откуда послышался голос, и столкнулась взглядом со светло-карими глазами.

- Издевательство какое-то, - пробормотала я невольно.



Анастасия Пырченкова

Отредактировано: 04.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться