Моя Герилья

Размер шрифта: - +

Моя Герилья - 15

Моя Герилья - 15

Ренсинк Татьяна

***
Из бездны, покрытой глубокою ночью,
Туманною, черною, страшною мглой,
Где тишь и молчанье ничто не нарушит,
Где вечно царит непробудный покой,

Встает с тихой жалостью, с грустью во взгляде,
Прозрачною дымкой окутан кругом,
Туманного призрака облик неясный
Видение женщины с бледным лицом.

Несутся по воздуху дивные звуки
И сладостный голос внезапно запел,
Для слуха неслышно, лишь сердцу понятно
Напев тот струной серебристой звенел:

"Не страшися, слабый смертный,
Темноты кругом меня,
Сладкий отдых забытья
На моей груди найдешь ты,
Успокою я тебя.
Милосердная, дарую
Людям тихий я приют,
Где печали не живут,
Где вдали от шума мира
Без следа они замрут...*

Стоило солнцу скрыться за горизонтом, а ночи войти в свои права, черные силуэты промелькнули в саду усадьбы, где располагался в то время штаб французов. Заметив вокруг странные тени, дежурившие на посту офицеры тут же забили тревогу. Только поднятый шум не помог.

В считанные секунды раздались в разных углах усадьбы выстрелы, а в центральной части самого дома — взрыв. От мощного удара Ален пал в тот же момент, как стена рядом рухнула, развалившись на глыбы камней. Приглушенный шум. Туман перед глазами, а потом и темнота заполнили его...

-Ален! - словно эхо, откуда-то далеко доносился до слуха голос Фернанды.
-Ален, - уже близко слышал он и почувствовал, что кто-то пытается его перевернуть.

Открыв глаза и начиная приходить в себя, Ален вспомнил взрыв. Он тут уже увидел перед собой груду камней, туманную пелену дыма да горящие доски. 

-Давай же, - простонала теряющая силы Фернанда.

Она видела, что Ален очнулся. Достав один из своих пистолей, она сунула один ему за пояс. Расслабленно выдохнув, Фернанда с улыбкой легла рядом. Закрыв глаза, она стала прислушиваться к шуму вокруг и вскоре донеслись голоса французов, которые явно приближались.

-Очнись, - снова склонилась она над Аленом с тревогой, но он не шевелился, не реагировал.

Фернанда понимала теперь: придётся действовать самой. Опасаясь, что французы доберутся к ним, до этих развалин в подвале, она собралась с силами и потащила тело Алена скорее скрыться где-нибудь получше. Слыша, откуда пробираются сюда французские офицеры, Фернанда поволокла тело в другой коридор. 

Осторожно, минуя поворот за поворотом, чтобы никто не заметил, чтобы не попасться никому на глаза, она вытащила Алена на улицу, где уже была ночь. Оттащив его к зарослям высоких кустарников, Фернанда положила аккуратно на траву.

-Ален, - гладила она его по голове. - Приди же в себя... Мне одной не справиться...

Прокатившаяся по её щеке слеза, тут же пала на грудь Алену. Глядя на него, беззащитного, раненого, Фернанда ужасалась. Все мысли путались, но желание было одно — спасти и его, и себя. Зачем, почему — все было пока не важно. И лишь единственной преградой была теперь усталость тела. Тащить Алена дальше — не было сил. Идти куда самой искать помощи — тоже. К тому же было опасно даже просто шевелиться, поскольку вышедшие на улицу французы стали тоже блуждать вокруг и искать выживших.

Страх, что найдут и тут же уничтожат, переполнял Фернанду. Ещё сильнее забилось её сердце, когда пара французских офицеров подошли к кустам. Они стояли так близко, что Фернанда видела их отчетливо в свете фонарей, которые они держали в руках. Словно дневное солнце, лучи огня освещали лица и мундиры. 

Не смея сделать движения, Фернанда уставилась на одного из них. Его лицо приближалось к её и да, он с ухмылкой стал кивать. В тот момент Ален стал медленно открывать глаза. Будто что звало его очнуться именно сейчас. Он тут же увидел происходящее. Его рука нащупала на себе пистоль. Вспомнив и что был в камере, и взрыв, и голос Фернанды, он в считанные секунды вернулся в реальность.

Ален видел заметившего Фернанду француза и до того, как тот открыл рот что-либо сказать стоящему возле товарищу, выстрелил в него. Тот же, резко взмахнув рукою с пистолем в ней выпустил пулю во вскрикнувшую Фернанду. И она, и он пали оба на землю. 

Понявший происходящее, товарищ француза поднял тревогу, но на него и прибывших французских офицеров, словно то стая голодных зверей, со всех сторон набежали испанцы: простые люди, которые были хорошо вооружены да полны духа победить, и выступающие с ними вместе солдаты. Завязалась вновь беспощадная битва. Снова полилась кровь, понеслись к небесам крики смерти.

Среди этого шума Ален смотрел лишь на неподвижную рядом Фернанду. Она лежала на спине. Её полное тревоги лицо было застывшим, а закрытые глаза не вселяли надежду на продолжение жизни. Всё же, надеясь на то, что душа не покинула её тело, Ален пересилил всю боль тела и подполз к ней. Но то бессилие, та слабость и боль, что владели им не позволяли шевелиться более. 

Ален чувствовал приближение тьмы, которая была наполнена вспышками света, но и это исчезло куда-то да воцарилась тишина...

* - отрывок из поэмы «Мир Сатаны», Josе de Espronceda, перевод М. В. Ватсона.



Tatjana Rensink

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться