Моя Герилья

Размер шрифта: - +

Моя Герилья - 38

Моя Герилья - 38

Ренсинк Татьяна

***
Сорочку изумрудную невинно
Снимаешь ты, переменив наряд,
О роза, цвет александрийских гряд,
Избранница восточного кармина!

То кровь коралла, то огонь рубина,
То искры пурпура в тебе горят!
Неравных пять лучей твой трон творят
Невечный, огненная сердцевина!

Благословен творец, в тебя влюбленный,
Но, глядя на пунцовые одежды,
Мы думаем о перемене дней.

Как тратит ветер возраст твой зеленый!
Как ненадежны ветхие надежды,
Чья участь — опуститься до корней!*

Тем же вечером Фернанда с подругами была уже готова развлекать французов. Те офицеры были заранее предупреждены о том, что деревенские девушки желают показать своё почтение красивыми песнями и танцами, украсив тем самым их ужин.

Только выступившая подруга Фернанды закончила танцевать под громогласные аплодисменты довольных и уже пьянеющих от вина французов, как Фернанда резко вышла из-за шторы на дверях дома, у которого и проходил этот вечер. Все взоры тут же обратились к ней. 

Невероятной красоты, одетая в богатое платье и украшения, она заставила каждого забыть о предыдущей красавице, песне и обо всём, что было до этого в жизни. Словно вино ударяет в голову, каждый зачарованно следил за каждым её шагом, медленным движением в танце, а когда запела — пробежали мурашки от красоты голоса. 

Ален наблюдал за нею с ещё большим восхищением, видя любимую и с другой стороны. Он теперь узнал, как она умеет танцевать, петь, как она ещё более прекрасна, чем думал. Заметив восхищение и всех остальных вокруг, Ален почувствовал наплыв ревности. Он знал уже точно: Фернанду ни за что от себя не отпустит больше никогда.

Медленно прогуливаясь между французами, он следил, как те пили вина, сидели или стояли рядом да не сводили изучающих взглядов от Фернанды. Один из французов заметил его и толкнул с силою в сторону, чтобы не смел приближаться или нарушать их вечера, как явно читалось в его глазах.

Ален послушно отступил, но когда Фернанда закончила выступление, пробрался всё же к ней.

-Уйдём скорее, - взял он её было за руку, но не успела она что ответить, как один из офицеров сразу дёрнул к себе в объятия.

-Иди-ка ко мне, прелестница, - страстно молвил он и кивнул Алену. - А ты проваливай, пока жив!

С этими словами француз махнул Алену рукой и увёл не сопротивляющуюся Фернанду. Она наоборот мило улыбалась и что-то ласково шептала такому настырному кавалеру. Застыв на месте, как вкопанный, Ален смотрел им вслед и еле сдерживался, чтобы не накинуться на француза и не убить его.

-Обожди, - легла ему на плечо рука подошедшего Грегора. - Наблюдал я за тобою, за ними всеми, не стоит это того.

-Дать им снова властвовать над нею?! Да никогда! - воскликнул Ален, и несколько из французов оглянулись на них:

-Проблемы?!

-Нет, господа, прошу, отдыхайте, - поклонился им Грегор, будто он покорный слуга, и призвал Алена сделать то же самое.

Ален поклонился, но скорее после этого ушёл подальше. Он проследил украдкой, в каком доме скрылась Фернанда с тем молодым офицером, и направился туда. Ален незаметно прокрался к окнам и стал подсматривать за происходящим. 

Фернанду офицер не выпускал из объятий, но и она позволяла ему себя ласкать, целовать. Она даже заметила в окне Алена, и всё равно не отреагировала, бросая кокетливые взгляды кавалеру да что-то ему нашёптывая. 

Ревность, боль в душе, будто кто ножом режет медленно и глубоко, мучили Алена, но он сдерживался и здесь, хотя было совсем трудно. Когда же Фернанда вновь увидела его в окне, то сильно поцеловала в губы своего кавалера и поспешила закрыть все шторы.

Отступив от дома, Ален ещё некоторое время смотрел на чуть пробивающийся свет в окне и тени, часто сливающиеся друг с другом... Весь мир теперь казался безвозвратно почерневшим, жестоким... Время — беспощадным... Жизнь — бессмысленной...


* - Сонет к розе, Lope de Vega, перевод П. Грушко.



Tatjana Rensink

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться