Моя Герилья

Размер шрифта: - +

Моя Герилья - 48

Моя Герилья - 48

Ренсинк Татьяна

***
Раненый главарь штаба в ту ночь был окружен заботой врача, но прогнозы были не оптимистичными из-за большой потери крови. Ален же, покинув комнату, где и расправился с этим французом-главарём, спокойно прошёл мимо уставившихся на него людей штаба. Никто и слова не молвил. Некоторые сразу бросились к главарю помогать, другие оставались на месте стоять да наблюдать. Из соседней комнаты на шум вышли и Джей с Долорес. 

-Что случилось?! - сразу вопросил Джей, но Ален с глубоким выдохом облокотился на стену.

-Ты его убил?! - скорее подсмотрев на раненого главаря, вернулась к ним Долорес.

-Ален? - ждал ответа Джей, но тот не собирался говорить пока ничего.

К ним подошли и Грегор с Сетом да Оливье, озадаченные ещё чем-то, что Грегор тут же рассказал:

-Фернанда убежала на улицу. Нам её не найти.

-Убежала?! - словно проснулся ото сна Ален и выбежал из дома. 

Только ночь не позволяла ему ни найти Фернанду, ни докричаться до неё, если может она где рядом. Надежда была единственной, что ещё жила в нём, что Фернанда вернётся или найдётся, а утро не ждало. Утро, когда надо было покинуть Мадрид да спешить на встречу с кораблём, но Фернанды не было.

-Я знаю, где она может быть, - задумчиво вымолвила Долорес, направившись следом за остальными людьми из штаба, которые сразу, как только стало светать, стали уходить к королевскому дворцу.

-Ты думаешь, она придёт туда? - с надеждой вопросил Ален.

-Уверена, но не уверена, что согласится покинуть Испанию, - взглянула с укором Долорес и с печалью посмотрела на стоящего рядом Джея. - Я боюсь, что и я останусь. Дети здесь да матушку похоронить хочу достойно...

Тут Долорес сорвалась с места и побежала скорее следом за своими. Кто-то подал ей из повозки руку, и она запрыгнула туда. Совсем скоро исчезая из вида, оставляя любовь, оставляя все шансы выжить, она скрывалась из вида.

Ни Джей, ни Ален, ни стоящие позади товарищи не собирались отступать, как бы желание вернуться к кораблю ни звало. Они не обсуждая ничего, вскочили на коней, которые были им оставлены, и вскоре нагнали.

-Упрямец! - воскликнула Долорес на Джея, скачущего верхом возле повозки с нею.

Он лишь одарил улыбкой, да такой, что на душе будто стало спокойнее, хотя они и приблизились к королевскому дворцу, перед которым площадь уже наполнялась народом. Здесь видно было людей всех классов, состояний и званий, мужчины, женщины, дети.

-Мы создали Испанию! - кричали одетые в старые формы пожилые офицеры, а народ рядом поддерживал. - Вынесли на своих плечах монархию! Во что Вы превращаете теперь наш край?! Французы заполнили все города! Устраивают парады, смотры, убивают, насилуют, делают, что хотят!

Сильное волнение стало бушевать среди всех здесь. Они видели перед дворцом уже готовые к отправлению королевские кареты, в которых будут вывезены королева с детьми и оба инфанта, последние представители испанской монархии. Королеву с детьми пропустили уехать молча. Доверия к ней никакого ни у кого не было. В тот момент, как по чьему приказу воцарилась полнейшая тишина.

Когда же оба инфанта устроились в карету, то народ повёл себя иначе. Выпустить их из Испании было нельзя. 

-Смерть французам! - крикнул рядом с Долорес один из людей штаба, и толпа ринулась к каретам, перед которыми тут же выстроился отряд французских офицеров во главе с адъютантами. 

На адъютантов в первую очередь напали с раздражением да криками ярости. И погибли бы они скорее всего, если бы не пришли на защиту капитан гвардии да французский патруль. Со стороны дворца появился и батальон французских солдат с двумя пушками. Без предупреждения, с ужасом для каждого восставшего раздались выстрелы в толпу.

Многие из людей разбежались по кварталам, но преследующие их французы догоняли, убивали беспощадно, дико, словно ослеплённые властью дьявольской силы. Ален с друзьями бились так же за спасение, пытаясь пробраться в толпу, чтобы отыскать Фернанду и Долорес. 

Только на удачу выбежавшие несколько девушек ринулись к пушкам. Среди них и были они, как увидел Грегор. Он тут же прокричал их имена да успел рукою указать, как Фернанда зажгла над пушкой огонь. Тут же раздался выстрел в сторону французских солдат. 

В тот же момент со стороны улиц и кварталов появились толпы народа с оружием в руках. Слухи об избиении своих разлетелись сразу. Вся ненависть обрушилась на французских солдат. Пощады не было ни тем, ни другим. 
Кровавое восстание ужасало, но остановиться уже никто не мог. Лишь те, у кого в руках не было оружия, попадали в плен. Их пока щадили, но будущее было туманно...

 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться