Моя лучшая роль

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

   - Дорогие брачующиеся, - елейным голосом вещал святой отец.

   - Ага, очень дорогие. Особенно эта уродина, - заржал рядом мужик. Сам он был пострашнее меня нынешней, но почему-то не грустил на эту тему.

   - Кел, заткнись! А то на месте нашего "друга" окажешься ты! - зашипел на него второй, который поддерживал третье тело, по прихоти судьбы исполняющее роль жениха. Тело не подавало признаков вменяемости, но хоть было живо. Правда, я надеялась – ненадолго.

   - Мы собрались здесь, чтобы скрепить узами брака два любящих сердца. Если кто-то против этого брака, скажите сейчас или молчите вечно, - святой отец существенно сократил церемонию, наверное, решил, что еще успеет выспаться до утра.

   - Я против! - успела крикнуть, пока мне не закрыли рот.

   - Девушка переволновалась, вы продолжайте, святой отец, - прокомментировал мой выкрик второй мужик. А жених только замычал или захрапел?

   - Я так и понял, - скривился священник. - Дочь моя, все мы равны перед богом, но я бы хотел призвать тебя к смирению. И вознеси благодарности святой Елании, она тебе явно покровительствует. С твоей "красотой" можно было и не надеяться на замужество. Но продолжим. Прошу ответить жениха: согласен ли он взять данную деву в законные жены, любить, оберегать ее?

   - Согласен, - за жениха ответил все тот же второй, очень импозантный молодой мужчина, высокий, с утонченным аристократическим лицом. Цвет глаз при свечах было не разобрать, но взгляд пронзительный, умный. Только бы не маг! А вот нос у него длинноват.

   - Мне нужно согласие жениха, - капризным тоном заявил священник. - Иначе никакого обряда! Здесь вам не балаган!

   - Будет вам согласие, - проворчал аристократ и, толкнув пьяного приятеля в бок, что-то ему зашептал на ухо. Женишок закивал головой и, на мгновение скинув одурь, довольно четко произнес:

   - Да, хочу!

Он еще пытался что-то добавить, но длинноносый ему не дал, чем-то заткнув рот.

   - Объявляю вас мужем и женой! - радостно сказал святой отец.

Не поняла?! А меня спросить?! Я против! Не хочу замуж за этого хмыря! Я вообще не хочу замуж! Помогите!

Но мое мычание никого не интересовало. Подтащив меня к алтарю, Кел протянул священнику мою левую руку, на которую тут же надели брачный браслет.

   - Ну вот, дело сделано, - довольно улыбнулся второй тип, когда точно такой же браслет застегнули на руке моего теперь уже мужа. - Ну что, Кел, проводим счастливых новобрачных в апартаменты? Они наверняка мечтают побыть наедине!

   - Можно мы с ними останемся? - азартно спросил Кел. - Хочу утром полюбоваться на рожу Дона!

   - Обязательно полюбуемся, вот утром приведем родителей к ним в комнату и полюбуемся сразу на всех, - злорадно произнес длинноносый.

***

 

Мне всегда везло. Но, видимо, в этот раз судьба решила отыграться на мне за все авансы. Как  раз тогда, когда я наконец-то сбежала из отчего дома, а точнее, от отчима, она решила макнуть меня головой в «выгребную яму», почему-то называемую браком. Но начну сначала.

   До двенадцати лет я жила обычной, но вполне счастливой жизнью. Единственная дочь древнего аристократического рода, его наследница и надежда на возрождение. Лучшие учителя, лучшая одежда, вышколенные слуги – это то, что меня окружало с самого рождения. Кто-то подумает, что я росла избалованным ребенком? Нет, отец был очень строг и предъявлял завышенные требования, а моя мать мягка и боялась с ним спорить. Но я все равно была счастлива. С детства у меня обнаружился дар иллюзий, который я благоразумно скрывала, ведь если бы об этом узнали, то всем моим каверзам и проказам пришел бы конец. Отец сам был магом, не очень сильным, но он видел во мне потенциал и все ждал, когда произойдет раскрытие моего дара. Откуда же ему было знать, что это случилось, когда мне едва исполнилось семь лет. А вот нечего было постоянно пропадать с маман при дворе, может, тогда бы были в курсе успехов своего ребенка. Ну да это к делу не относится.

   Когда мне исполнилось двенадцать, меня отправили в пансион для благородных девиц. Все пять лет, что я там провела, были просто сказкой. Конечно, нас там учили, пытались из нас сделать настоящих леди, но в целом это были веселые годы. Их омрачило только два известия. Первое, когда умер отец, от чего – не знаю. И второе, когда спустя год траура, мать повторно вышла замуж. Отчим очень походил характером на моего отца, так что особой перемены я не почувствовала. К тому же он относился ко мне прохладно, не делал попыток к сближению, что меня в принципе устраивало. Потом у них появился общий ребенок и обо мне вообще забыли. Тогда меня это обижало, а сейчас я была бы рада, если бы обо мне вообще не вспомнили. До окончания пансиона все было тихо-мирно, не считая моих проделок, о которых знала только доверенная подруга. Но все хорошее заканчивается. Так и мне пришлось вернуться в отчий дом.

   Мелкий брат оказался замечательным, я с удовольствием с ним играла и тискала его. Даже показывала иллюзии, пока никто не видит, ему еще нет трех лет и рассказать об этом кому-то он не мог. Пытался, но ему не верили, посчитав, что у ребенка богатое воображение. Мама готовила меня к выходу в свет, она сама там не появлялась после рождения сына, поэтому мечтала о дворцовых балах больше, чем я. Я о них вообще не мечтала, мне хотелось путешествовать. В мире столько интересного и необычного, что тратить свое время на какие-то танцы мне совсем не хотелось. А еще я мечтала выступать на сцене, играть роли, перевоплощаться. В пансионе я с удовольствием участвовала в театральных постановках, иногда чуть-чуть помогая себе иллюзией, чтобы добиться нужного эффекта. Раз в год, в праздничную неделю, посвященную Новому году, в пансионе устраивали концерты для родственников обучающихся там девочек. Мама не скрывала своей радости за меня, она сама болела сценой. А вот отец, а потом отчим, были очень недовольны, они считали, что это баловством, которое не подобает нашему роду.



Татьяна Бродских

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: