Моя лучшая роль

Размер шрифта: - +

Глава 9

 

 

Меня морозило, не спасало даже теплое платье, что я нашла в гардеробе. Не стоило принимать ванну, не оправившись от болезни полностью. Но у меня не было другого выхода, надо было смыть с себя барсучий жир и пот. И вообще, я не привыкла ходить грязной.

Ужин прошел буднично, только с одним "но": Кел приказал подать его в мою комнату и сам присоединился ко мне. Выглядел он опрятно и серьезно, а на мой вопрос: "Неужели тебе еще не надоело мое общество?" – Кел ответил: "Нет". Первое время он был задумчив, что само по себе выглядело странным, но потом разговорился и стал задавать вопросы. Его интересовали обычные вещи: кто я, откуда, сколько мне лет, что мне нравилось раньше и удобно ли мне сейчас, когда я живу в их доме. Нет, он не допытывался от меня правды, как это делал периодически Арис, он просто спрашивал. Я отвечала, в основном односложно, все мои мысли были заняты предстоящей премьерой и прокручиванием в голове роли.

Вообще-то, я уже должна была быть в театре на финальной репетиции, но еще вчера предупредила о том, что не приду на нее. Лен расстроился, за две недели совместных репетиций он стал ходить за мной хвостом и каждый раз вздыхал, стоило его взгляду упасть на мой брачный браслет. Я не придавала значения его влюбленности, давно заметила - артисты, народ увлекающийся. Даже у нас в пансионе бывали подобные казусы, хотя там почти все роли исполняли девушки. Я же никогда не переносила свою симпатию к героям в реальную жизнь. Зачем? Ведь та сказочная жизнь для меня так же реальна, как моя, в ней я и оставляла все свои чувства. Вот и Лен был увлечен, но не мной, а ведьмой, которую я играла. Уверена, скоро он это поймет или переключится на другого персонажа, а пока такое влечение нам только на руку, ведь искренние чувства всегда лучше наигранных.

Сара меня игнорировала, мы с ней общались только на сцене, зато у нее очень достоверно получалось передать свою неприязнь ко мне. Я ей отвечала полнейшим равнодушием. Гадости она мне пока не делала, но я не тешила себя иллюзиями на этот счет. Просто девушка оказалась достаточно разумной, чтобы не ставить под удар премьеру спектакля. Лучше всего мне было с Лурсеном и Ильмой, первый относился ко мне с долей покровительства, напоминая мне старших братьев моих подруг, а женщину я прочно записала в нянюшки. Ее хотелось обнять и поведать все свои невзгоды. Этого я себе позволить не могла, поэтому просто улыбалась чаще и разговаривала с ней на отвлеченные темы.

С Диланом было сложнее всего, его единственного я называла на "вы", и делала это, скорее, из принципа, чем в знак уважения. Наши споры начались из-за текста. Сначала он возмущался, что я влезла не в свое дело. Потом, послушав наши с Леном переделанные монологи, он стал настаивать, чтобы я переписала весь оставшийся текст, дабы он стал однородным и не вызывал диссонанса. Сара была резко против. Ей не хотелось учить свою роль заново. Но Дилан был непреклонен и на этой почве они поругались. Виноватой, конечно же, оба считали меня. Но его раздражение и беспричинные окрики меня не сильно волновали, а вот неуемное любопытство досаждало. На днях он вообще отличился: перехватил меня у выхода, затянул в подсобное помещение и самоуверенно заявил:

- Я раскрыл твою тайну.

- И? - небольшой холодок пробежал по спине от его слов, но я быстро взяла себя в руки. Ведь если бы он узнал правду, то обращался бы со мной по-другому, потому что воспитание накладывает свой отпечаток.

- Ты живешь при монастыре, - выдал мне Дилан, а я чуть не рассмеялась. - Нет у тебя никакого мужа, точнее, ты вдова, которая решила стать послушницей.

- Это что-то меняет? - усмехнулась я. Такая трактовка меня вполне устраивала, теперь не выглядел странным мой отказ целоваться на сцене с Леном или то, что я не позволяла провожать себя домой.

- Многое, - взгляд Дилана полыхнул, а губы скривила ироничная улыбка. - Ты свободна, и ты теперь в моем театре.

- Я не понимаю, - мне действительно были невдомек его мысли.

- Нола, ты талантливая актриса, зачем тебе монастырь? Если у тебя нет денег, а после премьеры они будут, поверь мне, я могу снять для тебя дом, - голос у Дилана был обволакивающе мягок, его пальцы коснулись моей щеки. - Ты молода, ты должна жить, играть на сцене, дарить людям счастье. Вместе мы прославимся.

- Вместе? - это он сейчас на что намекает? - И вообще, с чего вы взяли, что я вдова? К слову, дом и деньги у меня есть.

- Вместе - это ты, я и наша труппа, - вроде бы пояснил Дилан, но все равно осталась какая-то недосказанность. - А то, что вдова, это не составило труда узнать. В монастырь Святой Елании замужних женщин послушницами не берут, берегут священные узы брака. Ну и последняя проверка...

С этими словами он схватил меня за левую руку и стянул с меня брачный браслет, чуть не ободрав кожу на запястье.

- Вот, что я и говорил, - торжественно помахал им мужчина у меня перед носом. - Будь ты замужем, снять браслет не удалось бы. А так это обычное украшение. Зачем ты его носишь?

- Не ваше дело, отдайте, - я вырвала из его рук браслет и надела его обратно. Не знаю, чего во мне было больше – злости или облегчения. Ведь получается, Дону я еще не жена, значит, если захочу уйти, то ждать трех лет необязательно. Но вот действия Дилана меня раздосадовали, мне не нравилось, как вольно он со мной обращался, будто я одна из его служанок, которая только и мечтает о внимании господина. - И впредь, я надеюсь, вы будете вести себя согласно вашему статусу, а не как дворовый мальчишка. Еще раз повторяю, то, что я живу в монастыре, вас совершенно не касается. Как и мое благосостояние, положение в обществе и личные привязанности.

Я одарила его надменным взглядом, вскинула подбородок и гордо прошествовала на выход и только когда за спиной услышала тихие слова Дилана, поняла, какую ошибку совершила:



Татьяна Бродских

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: