Моя маленькая аномалия

Размер шрифта: - +

8. Моя чокнутая девушка

— Вано, мы сегодня в «Формулу» собираемся. Ты как, с нами? — спрашивает у меня мой однокурсник.
— Нет, — отвечаю я. — Есть планы.
— Какие же? — спрашивает он, играя бровями. — Блондинка? Брюнетка? Или всё сразу?
— Почти угадал, — смеюсь я. — Блондинка — моя сестра, а брюнетка — мой отец, которого нам с ней надо отвезти из больницы домой.
— Скучно, — говорит он. — Но если что ты знаешь, где нас найти.
— Окей.
— До вечера, чувак.
— До понедельника, Серый.

      Прошло уже почти два месяца с того момента, когда я последний раз был в своем старом городке. И два месяца с последней встречи с Катей.
      Когда я узнал, что отец в реанимации, то, оставив ребят, помчался туда. Как оказалось, Лиля тоже уже ехала в больницу. Папа был в крайне тяжелом состоянии, и врачи говорили, что они ничем не могут ему помочь. У них нет подходящей аппаратуры для проведения нужной операции. Мать, узнав это, тоже слегла в больницу. Сердечный приступ. Еле откачали.
      До сих пор помню, как мы с Лилей смотрели друг на друга и не знали, что нам делать. Если отец умрет, то мы потеряем нашу мать. Каким бы уродом он не был, она очень сильно его любила.

— Может быть в городе что-нибудь смогут с ним сделать? — спросил я у сестры. — Если отправить его в платную клинику.
— У меня есть знакомый в одной такой больнице, — сказала она. — Я сейчас перешлю ему все заключения врачей и спрошу есть ли шанс что-нибудь изменить.

      Спустя час мы на скорой везли отца в город. К нашему приезду подготовились: как только мы оказались на территории, отца забрали на какую-то операцию, которая длилась чуть больше четырех часов.
      Всё обошлось, но для того чтобы ему стало легче, он должен был остаться на лечение в клинике. Лиля поехала обратно к матери и прожила у нее две недели, пока той не стало лучше. Мне же пришлось каждый день посещать палату человека, которого я ненавидел. Я не желал ему смерти, но и отношение к нему не смог изменить. Он так и остался для меня пьяницей, который угробил нашу семью.
      Я надеюсь, что сегодня будет последняя наша встреча. Нам предстоит шесть часов в дороге. Боже, пусть он будет под снотворным.

— Привет, — целует меня в щеку Лиля, когда я встречаю ее с работы. — Готов к семейной поездке домой? — чересчур радостно спрашивает она.
— Я могу отказаться?
— Нет, — все еще улыбаясь, отвечает она.
— Очень жаль.

      Мы подъезжаем к больнице, и Лиля уходит уладить все формальности с документами и забрать отца. Я же остался в машине, думая лишь о том, что скоро увижу её.
      Эти два месяца действительно стали для нас неким испытанием. Отношения на расстоянии. О мой Бог. Если бы кто-нибудь однажды сказал мне, что я буду тратить свое время на такую чушь, я бы посмеялся. От души так поржал бы. Я Иван Колесниченко и отношения на расстоянии? Три раза «ха».

«Я еду», — печатаю я и отправляю Кате.

«Мы же увидимся сегодня?» — спрашивает она.

«Очень глупый вопрос. Конечно».

      Я вижу, как к машине подходят Лиля и отец. Он на костылях. Последствия аварии. На восстановление правой ноги потребуется не меньше полугода, уверяют врачи. «Пусть радуется, что хотя бы жив», — мысленно говорю я.
      Пока мы не тронулись, я пишу Кате еще одно сообщение:

«Не хочу тратить свое время на снятие твоей одежды. Будь готова. Уже в пути».

— А вот и мы, — радостно сообщает Лиля. — Спасибо, что вышел и помог сесть папе в машину.
— Всегда пожалуйста, — спокойно отвечаю я на ее замечание и трогаюсь с места.
 

***



      Я высадил их у дома родителей. Лиля помогла отцу дойти до подъезда и вернулась ко мне.

— Ты не собираешься заходить?
— Меня выгнали оттуда, помнишь?
— О Боже, Вань, это было тысячу лет назад, — отвечает она, убирая светлые локоны своих волос с лица. — Прекрати вести себя как ребенок.
— Это было, — жестко повторяю я. — Мне не надо говорить дважды. Я все прекрасно понял с первого раза.
— Ну и где же ты будешь жить? Мы же договорились, что поедем обратно в воскресенье.
— Мне есть у кого переночевать, — ответил я.
— Ладно, хорошо. Делай, как знаешь, — сдалась она. — Просто помни, что я тебя люблю и волнуюсь о тебе.
— Я тоже тебя люблю, сестренка, — отвечаю я, обнимая ее. — Все будет окей.

      Она вышла из машины и помахала мне рукой перед тем, как зайти в подъезд.
      Я разблокировал телефон и увидел три новых сообщения. Два от Кати и одно от Димы.

«Моя мама дома. Утихомирь свой пыл ;)».
«Аня сказала, что парни решили устроить пьянку в честь твоего приезда. Я думала, мы проведем эти выходные вдвоем».

«Хей, бро. Почему мы узнаем о твоем приезде от медузы Горгоны? Ты что, хотел скрыться от нас? Не получилось. Ждем тебя в центральном парке в семь. Если не успеешь, то есть вероятность остаться без пива. Жду. Чмоки-чмоки».

      Я завожу машину и набираю Катин номер. Длинные гудки длятся почти вечность, но потом она всё же берет трубку.

— Привет, — доносится ее голос из моего динамика.
— Я уже еду к тебе.
— Не надо.
— Что? — не понял я. — В смысле?
— Ну, я слышала, что там сборы в парке в семь, а уже почти восемь. Езжай к парням. Я подъеду сама через полчаса, — говорит она.
— Ты издеваешься? Я хочу увидеть тебя. Я сейчас приеду, и мы вместе поедем в парк.
— Я не могу сейчас. Мне надо собраться.
— Я подожду.
— Просто езжай к парням, хорошо? — повысив голос, говорит она.
— Да что, черт возьми, происходит? — злюсь я.
— Езжай к парням. Я скоро буду, — говорит она и сбрасывает трубку.

      Что это, блять, за хуйня? Что за истерика на пустом месте? Я набираю еще раз ее номер. Первые четыре раза она сбрасывает, на пятый отвечает. Я как раз подъезжаю к ее дому.

— Что, блять, происходит? — кричу я.
— Ты о чем? — спокойно спрашивает Катя.
— Блять, не выводи меня. У тебя есть минута, чтобы спуститься ко мне, иначе я поднимусь к тебе в квартиру и отшлёпаю твою задницу. И мне будет плевать, что твоя мама в соседней комнате.
— Я не дома, — говорит она.
— А где ты?
— У Ани. Я же сказала, езжай в парк. Скоро буду.

      И она опять сбросила трубку. Черт возьми, ехал же сюда с отличным настроением. А эта чертова девчонка в одно мгновение подорвала мои нервы.
      Телефон завибрировал в моих руках и я, несмотря на дисплей, ответил на звонок.

— Да.
— Ого, ты че такой серьёзный? — услышал я на том конце голос Димы. — У меня от твоего голоса мурашки по спине пробежали.
— Все нормально. Просто Катя сумела вывести меня из себя, даже не находясь рядом.
— О, драма, — протянул он. — Подтягивайтесь в парк. Мы тут бухаем за твой приезд, а тебя даже нет с нами.
— Я уже в пути, — отвечаю я и скидываю.

      Мне надо успокоиться. Я достаю из бардачка пачку сигарет и выезжаю со двора Катиного дома.
 



Anastasgri

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: