Моя маленькая Моо

Часть 5

Опять трясет. И пальцы Моо сжимаются в кулак, в попытке унять дрожь. Она была слишком взволнованна и расстроена. Поэтому, последние три дня совсем не ела - щеки слегка впали, круги под глазами стали четче. Девушка только пила свои таблетки, которые сейчас рассыпала на стол. Белые, желтые и розовые. Из них, она составляла имя того человека, о котором думала на протяжении уже очень долгого времени. Ведь этот человек стал самым близким. 

 

- Овл сразу заметит отсутствие аппетита и эту невероятную усталость, когда мы встретимся. Вновь начнется контроль приема пищи. - Моо улыбнулась, но тут же осеклась. – Если она захочет меня видеть. 

 

Девушка уже давно привыкла к странной, вечно меняющейся внешне подруге. К ее шуткам. Вечной болтовне. И оказалось, что она тоже не любит свое настоящее имя - Виолетта. Хотя Моо, оно казалось очень красивым. 

 

С момента их встречи изменилось очень многое. Все вокруг стало словно ярче, добрее. Хрупкая девушка чувствовала себя защищенной и спокойной. Даже счастливой. Когда берут за руку. Улыбаются тебе. Пишут стихи. И все это делается от чистого сердца - невольно начинаешь меняться. 

 

Никто и ни когда так не относился к ней. И с одной стороны, такое внимание и забота к здоровью или учебе, были приятны. И не важно, что приходилось сидеть над учебниками по ночам, что бы Овл просто похвалила за старания. Или, что каждый кусочек пищи давался с трудом. Что это было мучение – делить порцию на части, одна меньше другой, запивать большим количеством воды, что б заполнить желудок и насытить «волчий голод», который теперь присутствовал постоянно. Но на самом деле, лучше не становилось. После приема пищи, она страдала болями в желудке. Они словно разрезали её изнутри. 

 

- Пусть уж так, чем избавляться от еды последствием булимии… - говорила она сама с собой. 

 

А еще, Овл всегда смотрела, как черноглазая девушка орудует вилкой с ножом, над небольшим блинчиком с сиропом и ягодами или порцией овощей. И только после того, как будет съедена хоть половина, сама принималась за завтрак. 

 

Сейчас, разглядывая свое тонкое запястье, Моо вспоминала - почему, она решила не есть? Откуда взялась эта ненависть к собственному телу? И что она получила в итоге? 

 

Страх быть отвергнутой. Остаться одной. Опять… Рыжеволосая девушка, сквозь ткань джинсов дотронулась до старых шрамов на своих ногах, вспоминая ощущения боли. Тогда было очень тяжело. Не получив поддержки от самого близкого человека - она растерялась. Полночи ревела, захлебываясь отчаянием. В бесшумном плаче, что бы не разбудить мать. Кажется, уснула она только под утро, с покрасневшими глазами, растрепанными волосами и совсем без сил. После пробуждения, последние не вернулись. 

 

Она даже не помнила, как появились эти шрамы. Знала лишь то, что хотела почувствовать что-то, кроме пожирающего изнутри предательства. Перед этим, она написала на листе бумаги текст. Адресованный то ли себе, то ли тому человеку, что теперь не важен… 

 

Это она сейчас понимает, что он просто издевался над ней. Хотел помучить. Посмотреть, насколько все может далеко зайти. Он был жесток. Именно поэтому, девушка перестала есть. Что бы стать лучше для себя, показать, что она сильная. Ведь что-то в этом было. 

 

Моо закрыла глаза, вновь вспоминая те строчки: 

«Кажется, что я уже не я. Причем очень давно. Как меня подменили? Я и сама не знаю. Просто все, что было дорого раньше, как-то само собой обесценилось и стало чужим. Я перебираю старые фотографии – и выбрасываю их. Я читаю недавние письма – и выбрасываю их. Смотрю в зеркало на отражение – и выбрасываю себя…» 

 

- А сейчас, я выброшу свои страхи. - И она набрала номер телефона. - Овл? Нам нужно встретится... 



Беллатриса

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться