Моя неземная

Размер шрифта: - +

Глава 2

- Так почему у тебя розовые волосы? - поинтересовалась Юля, отрывая от пиццы очередной кусок и с удовольствием наблюдая как за ним тянется расплавленный сыр. Девочка была чересчур голодная, и умяла привезенную доставкой пиццу буквально за полчаса. Я наблюдала за маленьким проглотом и еле успевала отвечать на ее вопросы, которые сыпались как из рога изобилия, несмотря на набитый рот.

- Просто нравится, - пожала плечами, - я часто крашу волосы в разные цвета под настроение. Да мне кажется, сейчас никого таким не удивишь, половина Москвы так ходит.

- Папа говорит, что естественность - лучшее, что может украсить девушку, - задумчиво выдала Юля.

- Ну, - я не сдержала смешок, - мы с твоим папой во многом не сходимся во мнениях. Но я тут работаю не за тем, чтобы ему нравится.

Помнится, когда Андрей Юрьевич только заступил на должность, он устроил мне разнос по поводу моих волос и внешнего вида. Не привык бедный бизнесмен, заседающий в стеклянных офисах среди строгих работников и секретарш, что есть сферы, в которых дресс-код не важен. Я тогда рассмеялась ему в лицо на заявление, что если я к завтрашнему дню не приведу себя в порядок, то он отстранит меня от работы. Я ведущий мастер-татуировщик в этой студии, никто, кроме моего настоящего босса не может меня уволить или что-то сделать. А этот, пришедший на замену и тут же начавший качать права. Он даже не разбирается в работе, просто решил помочь своему другу, который неожиданно попал в беду - сломал позвоночник, очень неудачно упав, и теперь застрял в больнице надолго.

Теперь в беде оказались все мы, работающие в "Кактусе". Потому что в студии наступила эра занудства и невыносимого педантства. Не знаю, как Андрея Юрьевича терпели сотрудники в его компании, но мне хотелось порою прищемить дверью его непомерно длинный нос, который он совал, куда не просят. Нет, настоящий нос был очень даже ничего - красивый и прямой, но это не отменяло того факта, что меня носитель этого носа жутко бесил.

Я всегда творила в хаосе, при этом зная, что и где у меня лежит. Хочу заметить, что рабочее место у меня было всегда идеально убранным, приборы продезинфицированы, просто был небольшой бардак в чертежах и папках на столе в углу кабинета, где я рисовала. Конечно, так казалось для стороннего наблюдателя, но я могла найти необходимое за несколько секунд. Но буквально на второй день наш временный босс умудрился выбросить очень важный набросок, оправдав это тем, что в моем бардаке невозможно понять, что нужно, а что нет, и его раздражает мой стол. На кой черт он вообще туда полез, мне не объяснили. Уже тогда я поняла, что мы совершенно точно не сработаемся.

- Что, достал уже? - понимающе спросила Юля, заставив меня от неожиданности подавиться.

- Есть немного, - осторожно ответила я, откашлявшись.

- С ним надо строго, иначе он на шею сядет и будет на ней кататься, - авторитетно начала девочка, вводя меня в состояние, близкое к истерике. - Так что ты с ним строго, он по другому не понимает.

- Это кто тебе такое сказал? - хихикая спросила я.

- Няня, - смутилась Юля, - меня просто один мальчик в школе достает, а она сказала, что все мужчины одинаковые, несмотря на возраст, и надо поставить его на место.

- Частично она права, - я хмыкнула, - но, к сожалению, взрослый мир устроен немного иначе.

Мне определенно начинала нравиться дочка Андрея Юрьевича - смышленая и весёлая.

- А ты же делаешь тату? - внезапно перевела тему Юля, - Мне сможешь сделать?

- Зачем? Ты же еще маленькая для татуировок, - изумилась я.

- Ну вот у тебя такой красивый дракончик на руке, - она ткнула пальчиком, - тоже такого хочу.

- Ну, во-первых, до восемнадцати без разрешения родителей я не могу ничего тебе набить, во-вторых, это больно, а в третьих, твой папа запретил мне бить тебе татуировки, - тоном учительницы перечислила я и добавила, - и нельзя просто бить тату, потому что вдруг захотелось, это же на всю жизнь, и если захочешь свести, то это будет дорого и очень неприятно. Так что лучше тысячу раз подумать. Но...

- Но? - заинтересовано переспросила Юля.

- Мы можем тебе сделать временную, где-то на недельку, она как наклейка, - я от нечего делать собирала переводные татуировки. А почему бы и нет - ребенок будет рад, а уж как взбеситься Андрей Юрьевич, просто словами будет не передать. Сделал шефу гадость, на сердце радость. - Хочешь?

- Да, очень! - у девочки загорелись глаза.

- Пойдем тогда выберем тебе какие-нибудь рисунок, - заговорщически сказала я.

Юлин выбор пал на маленькую рыжую лисичку с пушистым хвостом, которая держала в лапках звезду. Сказочно, ярко - то, что надо. Намочила губку водой и приложила картинку к предплечью - Юля захотела тату именно там же, где и у меня.

- Ну вот, смотри, какая красота, - я немного отошла, любуясь переводной картинкой.

- Зеркало хочу! - заявила девочка, поворачивая руку и так и эдак.

Оставшись довольной увиденным, она начала строить планы по шокированию друзей, одноклассниц, учительницы, но, самое главное, того самого загадочного мальчика, который ее доставал. Слушая ее планы, я тихонько про себя посмеивалась, но не отрицала, что шок всем обеспечен - рисунок выглядел как самая настоящая татуировка, а не дешевые переводные картинки из конфет и жвачки, продающихся в магазине. Хорошо, что я все таки сделала ее чуть выше локтя, и скрыть это безобразие можно футболкой с рукавом три четверти. Все-таки думаю, что в школе строгие правила по поводу дресс-кода. Не оценят. Впрочем, как и Андрей Юрьевич.

- Папа! - едва мужчина открыл дверь, Юля кинулась к нему, - Смотри, какая у меня лиса!

- Эт-то что еще такое?! - кажется, я услышала скрежет зубов.

Несмотря на то, что я еле сдерживала хохот, мне захотелось нырнуть за стойку, спасаясь от испепеляющего взгляда шефа.

- Да вы не беспокойтесь, это всего лишь переводная татуировка, смоется через недельку-две, - поспешила его успокоить.

- Безобразие, - он и не лумал успокаиваться, разбушевавшись еще больше, - Я же просил тебя просто приглядеть за Юлей, что вы тут устроили, можешь мне объяснить?!

- Андрей Юрьевич, - укоризненно сказала я, взглядом показывая на Юлю, у которой уже глаза были на мокром месте. Мужчина переменился в лице.

- Нет, я не это имел в виду, все очень даже красиво... - начал мужчина, но дочка его не дослушала, и, разревевшись убежала в туалет, тут же защелкнув за собой задвижку.

- Ну вот зачем вы обидели ребенка, она же хотела вам показать, похвастаться, - я покачала головой.

- А зачем ты вообще ей эту чертову лису на плече намалевала? - зашипел в ответ шеф, чуть понизив голос.

- Ребенок захотел, почему бы не порадовать, - другую причину я называть не стала, так как моя шалость вышла из-под контроля, и мне было немного стыдно.

Мужчина закатил глаза и пошел к двери, за которой забаррикадировалась Юля.

- Доченька, прости, наговорил сгоряча, я не хотел тебя обидеть - очень красивую лисичку тебе сделала Марго.

- Врешь! - категорично ответили с той стороны.

- Когда это я тебе врал? - осведомился Андрей Юрьевич, но тут же смягчил тон, - ну хочешь, ты сейчас выйдешь, и мы тебе пиццу закажем? Ты же любишь.

- А Марго нам уже сегодня купила, - в слезах промелькнула нотка ехидства - похоже, Юля потихоньку успокаивалась и теперь переходила на ту стадию детской истерики, когда ребенок играет в "задобри меня".

Меня в очередной раз попытались испепелить взглядом. Я не поддалась. Шеф выдохнул.

- Ну а что ты тогда хочешь, солнце?

- Пусть тебе Марго тоже лисичку нарисует, раз она тебе нравится, - неожиданно ответила Юля, заставив мужчину изумленно округлить глаза, а меня зажевать собственную губу, чтобы не начать беспардонно ржать. Что-то много я сегодня смеюсь, может, нервы надо проверить? Но такой изощренной мести даже я не могла придумать - заставить взрослого мужика наклеить себе переводную татуировку.

Андрей Юрьевич хмуро взглянул на часы, на дверь, на меня, снова на часы и, видимо, пришел к выводу, что лучше согласиться с условием дочери, чем выкуривать ее из туалета еще ближайшие два часа.

- Ладно, - тяжело согласился он, - только сначала выходи.

Защелка тут же отодвинулась, и в проеме показалась зареванная мордашка Юли. Все-таки, она плакала больше, чем было слышно по ее голосу.

- Давай умоемся для начала, горе ты мое, - шеф в очередной раз вздохнул и протянул дочери руку. Та ухватилась за нее двумя ладошками. Конфликт на некоторое время был исчерпан.
 



Ника Давыдова

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться