Моя принцесса.

Размер шрифта: - +

Том 2. Глава 6.

-Как ты думаешь, стоит ехать в столицу сейчас? – от подобного вопроса виконт вздрогнул, - Я помню, что мы всё обсудили, но… - женщина замолчала, а потом выпрямилась на кресле и чуть слышно продолжила, - Они ведь не успокоятся.

-Боишься повышенного внимания? – приподняв бровь, Герберт оторвал взгляд от бумаг, - Ты ведь – принцесса, помнишь? На тебя должны ровняться. А как им это сделать, если ты нарушаешь обещания?

-Помню, что обещала тебе два спокойных года, но… я не могу просто стоять в стороне. У нас в доме посол Аракии и уполномоченный представитель Короля.

-Они приехали высказать своё почтение.

-Открой глаза, они тут только для того, чтобы удостовериться, что у Короны есть наследник, - заметив удивление на лице мужа, Ада продолжила, - Да, если ты помнишь законы, то наш с тобой сын, кроме всего, ещё и официальный наследник. Единственный, между прочим.

-Нет, твоя тётка…

-После потери Короны она – не представитель правящей династии. Последний её кровный представитель – я. Но, так как я - женщина, то не могла сесть на трон незамужней. Потом я официально получила необходимый статус, но уехала. В принципе, женись Король второй раз, никто мог бы и не вспомнить о той сложной ситуации, тем более, что простой народ, судя по всему, так ничего и не понял. Но я родила мальчика, а монарх по-прежнему одинок. Ты сам знаешь, что век одинокого мужчины, обладающего властью и деньгами, в наше время недолог. Год-два и Король отправится в мир иной, а мы вернёмся в столицу на правах хозяев. Вот посол и прибыл прощупать почву с будущими опекунами следующего Короля.

Виконт молчал. Не в силах совладать с эмоциями, Ада вскочила и, обогнув стол, обняла его за плечи, нелепо сгибаясь. Ей было страшно, что сейчас муж может осознать, сколько она принесла проблем, и откажется от неё. Оставаться в холодном замке, придумывая новые блюда, вышивая и возясь с чужим ребёнком… Это будет её персональный ад.

-Ты же сказала, что не хочешь трон.

-Я и не собиралась на него претендовать, - вся сжимаясь от его сухого тона, прошептала она, - До последнего надеялась, что новая фаворитка в моё отсутствие окрутит Короля и быстренько родит. Но, видимо, она оказалась не настолько хороша, как рассчитывала. Или у монарха вдруг просветлело в голове. В любом случае, наш мальчик – единственный наследник и я не могу ничего с этим поделать.

Слова были излишни, так что мужчина просто закрыл глаза и досчитал до десяти. Ни к чему было злиться на жену за излишне высокое происхождение. Это всё равно, что злиться на дерево, которое даёт слишком много плодов. Ведь она не обманывала его, когда говорила, что не хочет возвращаться в столицу, не пыталась уйти, не отталкивала. Наоборот – она превратила серую жизнь в сказку, даже прикрыла юбкой его сестру, защитив род. И она сделала это добровольно. Пошла на риски, прекрасно зная, что в неё будут тыкать пальцем, а Анесса до конца своих дней будет с тоской наблюдать за мальчиком и ходить за ними по пятам. И, когда он говорил о столице, она обычно сводила всё в шутку, мол «когда мы будем совсем старыми и немощными, то можно начинать и деньги наживать». Последняя мысль помогла прийти в состояние равновесия, гася непонятно откуда взявшуюся злость.

Она не хочет его бросить.

Просто так получилось.

Успокоив себя этими выводами, он открыл глаза и заново осмотрел помещение. В эту секунду, ощущая на шее нежные руки жены и понимая, что она с замиранием сердца ждёт ответа, Герберт словно впервые осознал, насколько он привык к своему окружению: вещам, людям, событиям. Каждое утро он обходит теплицы, потом завтракает в зале и приходит сюда. До свадьбы эта комната была его спальней, после – принцесса завела себе собственную, в которой до сих пор иногда остаётся заняться рукоделием. Но продолжает спать здесь. Хотя на этаж ниже расположена спальня, которой в этом замке нет равных. До своей смерти отец предпочитал работать в кабинете, поэтому у стены стояли кадки с растениями. После, заняв это место, молодой виконт убрал растения, которые мешали ему думать, и поставил большой диван, на котором предавался чтению. Ещё через какое-то время его облюбовала мать, вечно занятая вышиванием. Не потому ли он так спокойно принимает это занятие в руках молодой жены, что привык видеть тут мать? После её смерти Герберт так и не смог опомниться, поэтому приказал убрать диван, а на его место поставить кровать. И потянулись годы, заполненные теплицами, отчётами и бесконечными книгами, прибывающими со всех концов света. Раз в год – в столицу с товаром, потом – обратно с необходимыми материалами. Анесса никогда не была против составить ему компанию, хотя он и не просил. Видимо, для активной натуры девушки это была единственная отдушина.

Потом появилась принцесса и теперь, разглядывая стены, цвет которых не менялся вот уже почти сотню лет, он подумал: а правильно ли принуждать любимую женщину отказываться от привычного ей комфорта. Да, сама она никогда и намёком не показала, что не довольна условиями или цветом штор. Но… что, если она просто молчит? Что, если и он все эти годы лишь молчал, воспринимая свою жизнь как что-то, что нужно перетерпеть?

В дверь постучали. Виконтесса разжала руки, и мужчина сразу же почувствовал, насколько в помещении холодно. Посол в такое время обычно ещё спал, бодрствуя исключительно пять часов в день, а свои сначала кричат, поэтому посетителем мог быть только новый гость. Накинув на лицо привычную ледяную маску, женщина сделала шаг назад и оказалась за его спиной.

-Войдите, - твёрдо скомандовала она, и Герберт почувствовал, как её руки опустились на плечи, - Барон, рада видеть?

-Ваше Величество, - начал Альби, но его тут же остановили.

-«Ваше Превосходительство», барон. Не забывайте, что я больше не принцесса и мне нет нужды сохранять прошлые титулы.



Дарья Матрохина

Отредактировано: 05.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться