Моя принцесса.

Размер шрифта: - +

Том 4. Глава 5.

Синий.

Стоило двери открыться, виконт смог увидеть синий шёлк, из которого были выполнены верхние юбки платья. Этот цвет, яркий и живой, на мгновение даже заставил усомниться в том, что в спальню действительно вошла Ада, обычно предпочитающая нейтральные цвета. Но потом платок оказался сорван с головы, комом упал на туалетный столик, а сама женщина, улыбнувшись, уточнила:

-Так и будешь стоять?

Герберту хотелось рвануть вперёд, сгрести её в объятья и трясти, шепча на ушко милые глупости. И одновременно – приковать к себе цепью, чтобы никто и никогда больше не смог их разлучить. Но вместо этого он закашлялся и, чувствуя невероятную боль, сумел выдавить только:

-У меня спазм мышц.

-Сильный? – моментально растеряла всю радость от встречи жена, - Ложись немедленно, я сейчас позову врача.

-Он в курсе.

Ада, подойдя практически вплотную, закинула его руку себе на плечо и в два шага оказалась возле кровати. Близость горячего тела приятно взбудоражила кровь, однако от одной только мысли о чём-нибудь активном, его перекосило.

-Вот так, вот так, - только и приговаривала виконтесса, укладывая мужа и убирая почти высохшие тряпки, смоченные расслабляющим настоем, - Ты сказал слугам, чтобы утром подали жидкий завтрак?

-Зачем?

-Потому что легче один раз взять миску с кашей в руку, чтобы выпить, чем долго орудовать ложкой, причиняя себе бесконечную боль.

-Я… я не подумал об этом…

-Ты разве никогда не болел?

-Раньше – только простудой раз в год, перед наступлением зимы.

-Ладно, - она подошла к окну и задёрнула портьеру, словно пряча их от случайных глаз, - Завтра я поговорю с врачом, который совершил столько ошибок сразу и напомню ему, что лечить родственников Короля – великая честь, за недостаточное уважение к которой можно лишиться головы.

-Ты слишком жестока, - он постучал пальцами по кровати, - Иди ко мне, давай обнимемся.

-Только обнимемся?

-А что, есть другие предложения, как использовать моё неспособное самостоятельно двигаться тело? – он хитро выгнул бровь, - Или ты желаешь посмотреть, как я буду кряхтеть, пытаясь перевернуться?

-А кто сказал, что ты должен быть сверху? – Ада приподняла юбки, демонстрируя высокие ажурные чулки, от вида которых у виконта тут же перехватило дыхание, - Ах, мужчины, вы такие наивные во всём, что касается женщин…

 

Сначала он хотел засмеяться, однако опыт нахождения рядом с Адой, непривыкшей к насмешкам в моменты близости, подсказывал, что не стоит снова наступать на те же грабли. Ситуация в карете, когда они впервые остались наедине, неоднозначно показывала способность женщины идти напролом. А значит – лучше просто покориться и делать вид, что всё хорошо. Возможно, ему понравится… Да о чём он вообще думает?! Разумеется, ему понравится! Это же Ада, которую в горячих ночных снах так отчаянно искали руки! Неужели теперь он…

От резкого рывка спину пронзила адская боль. Виконтесса отреагировала молчанием, словно не замечая его неудачи. Желая поцелуя настолько сильно, насколько это вообще возможно, он снова дёрнулся вперёд, однако опять смог лишь чуть приподняться, откидываясь назад и закусывая губу от стыда. Долгая разлука, а теперь, когда можно и нужно касаться хотя бы кончиками пальцев для того, чтобы просто успокоить расшатавшиеся нервы…

Лёгкое прикосновение разом вырвало из непростых мыслей. Ладонь легла на бедро, словно не решаясь подняться выше. Ада, склонившись над ним, подалась вперёд, но не села.

-Садись, - он постучал пальцами по матрасу, - Хотя бы поговори, раз уж любовник из меня сейчас никакой.

-Дурак, - буркнула виконтесса, однако покорно опустилась рядом, позволяя устроить руку на своём колене, - Причём законченный.

-Как скажешь, дорогая, - попытался пожать плечами мужчина, но не едва не завыл от боли – в положении, которое он занял, было сложно двигаться так, чтобы не причинить себе большей боли, - Как ты провела время?

Она промолчала.

Знак?

-Мне не стоит об этом спрашивать, да?

Ада молчала и тишина, практически звенящая в спальне, его убивала. Просто вонзалась в виски и, минуя череп, устремлялась в мозг, заставляя голову практически взрываться от разом возникших мыслей.

Что случилось?

Это действительно было похищение?

Что с ней сделали?

Её били?

Причиняли боль другим способом?

Как она выбралась?

Почему не вернулась раньше?

Виконтесса подняла руки и, сцепив пальцы, попыталась выглядеть максимально расслабленной. Не получалось – руки дрожали и даже привычная обстановка, должная, казалось бы, исправить положение, ничуть не помогала. Словно боясь выдать себя, Ада закрыла глаза и постаралась досчитать до десяти. Однако паника, загнанная на самый край сознания из-за необходимости двигаться без остановки дни напролёт, подступала и подступала. Муж, расположившийся на кровати, совершенно не был виноват в случившемся с ней, а значит – и стать объектом для вымещения нервов не был должен. Он ведь положил столько времени и сил на то, чтобы поддержать дворец на то время, что она шлялась неизвестно где. Наверняка Король сам бы не справился, запоров всё окончательно.

-Ты такая красивая.

После всего случившегося смотреть мужу в глаза было откровенно стыдно. Несмотря на отсутствие каких-либо посторонних связей или романов, она всегда держала своё слово, а в этот раз – не смогла, бросила его на эти месяцы, заявившись обратно под покровом ночи, в наряде шлюхи, тайком, словно вернувшись от любовника. К тому же – даже промывшись, она всё равно чувствовала странный запах, будто въевшийся в кожу.

Пот и кровь.

То, что теперь будет преследовать до конца дней, напоминая о случившемся. Ада пыталась убедить себя в повседневности последних трёх месяцев, однако получалось не очень: её путь через лес, где женщина вздрагивала от каждого звука, мало походил на увеселительную прогулку, а первый испуг, когда она замерла в карете, боясь пошевелиться, растёкся по коже, периодически напоминая о себе лёгким вздрагиванием.



Дарья Матрохина

Отредактировано: 05.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться