Моя сладкая заноза

Глава 5. Зелья бы в чай

 

Перрон поражал своими размерами, девушка даже не могла представить себе, что он такой длинный. Мелкий дождик начал накрапывать невовремя, прибивая пыль к гладкому каменному полу.

– Четвёртый… пятый… – девушка бежала вдоль поезда и от досады покусывала верхнюю губу, длинный магопоезд казался бесконечным. – Восьмой… девятый… – морщась от дождика, продолжала считать темнокожая селянка.

– До отправления поезда ровно две минуты! – надрывался рот с ушами.

 А девушке казалось, что он не просто так кричит, а начинает обратный отсчёт, зло, смеясь над опаздывающей неудачницей.

«Вот бы оттаскать этого говоруна за большие уши!» – замечталась девушка, не снижая скорости.

– Ну что, купил? – подбегая к двенадцатому вагону, услышала девушка.

– Да, держи.

Девушка, подтормаживая перед своим вагоном, медленно повернула голову в сторону голосов и неожиданно врезалась в протянутую руку. На землю посыпались небольшие коробочки. Анастасия Селестия видела, как те одна за другой открылись, и нежные разноцветные сладости покатились по земле.

Первой мыслью неаккуратной девушки было броситься поднимать их, но ушастый рот тут же напомнил, что через минуту двери закроются и поезд продолжит своё движение в сторону столицы.

– Извините, я не хотела. Сто тысяч раз извините, благородные лэрды, – Анастасия Селестия с первого взгляда определила, что перед ней не деревенские парни, а столичные господа. – Я бы всё подняла… а тут дождь… – но по взгляду одного из лэрдов было понятно, что им даром не нужны её извинения и поднятие грязных сладостей.

Они бы никогда не обратили внимания на такую, как она, если бы не нелепое столкновение.

– Ты что, чернявка, глаза дома оставила? – вскипел рыжеволосый парень, одетый в щегольской цветастый костюм, и схватил девушку за руку.

Анастасия видела подобный ансамбль, что красовался на парне, в журнале, что продавали на деревенской ярмарке. Раскупался он, словно горячие пирожки в голодный день. Деревенские красавицы пытались дома повторить модные модели, пошив их из тканей, что привозили на ту же ярмарку.

«Только не спорить и не смотреть в глаза или не видеть мне академии, как феи в зимний день»

– Брось эту косорукую, скоро поезд отходит, некогда разборки устраивать, на следующей станции купим сладости для твоей Мари. И охота тебе прикасаться к черни. Заходи в вагон, – на девушку, зло улыбаясь, сверху вниз смотрел широкоплечий высокий парень.

– Ну, нет! Эта деревенщина мне заплатит! О, я придумал! – произнёс рыжеволосый, запрыгивая на первую ступеньку вагона и затаскивая за собой Анастасию Селестию. Железная клетка сгрохотала по полу. – Прокатишься до следующей станции, – заржал довольный своей выходкой парень. – Что глаза выкатила? Не вздумай реветь, успеешь добраться до своих коров к утру, только если сердобольные воины, что будут рыскать по округе в поиске магичек, согласятся подвезти тебя. 

И только двери с шипением закрылись, обдавая пассажиров обеззараживающей пыльцой, потерявший конфеты задира, отпустил девичье запястье и толкнул Анастасию в закрывшуюся дверь. Резко занёс руку, чтобы отвесить несчастной щелбан, но передумал и, довольный своей выходкой, ушёл вдаль по коридору к своему купе.

«Зелья бы тебе в чай накапать, от живота, чтобы из туалета сутки не выходил!» – зло подумала девушка, глядя на удаляющуюся спину.

– Это тебе на обратную дорогу, – к тёмным башмакам полетели три монетки. – Мы квиты, – темноволосый ещё раз презрительно окинул «несчастную деревенщину» и ушёл вслед за другом.

«Вот идиоты! А ещё городские жители, – девушка поправила сумку и подняла клетку. – Хорошо, что я столкнулась с ними у своего вагона, другой бы меня просто не пустил внутрь, ударив той завесой, да так, что мне мало бы не показалось. Просто замечательно, что я сдержалась и не нахамила в ответ. Всё же не зря меня бабуля учила, как себя вести в сложных жизненных ситуациях»

Подождав долгую минуту (вдруг вздумают вернуться и ещё поиздеваться?), достала билет. Посмотрев номер купе и проигнорировав монетки, лежащие на полу, медленно пошла по пустому коридору, благо все двери были закрыты и её никто не заметил.

И только оказавшись за закрытой дверью, позволила себе расслабиться. Повесив сумку на крючок, стащила с головы платок и упала на кровать. Но тут же подскочила от громкого крика:

– Где я, что происходит?

 

 

 



Кира Рамис

Отредактировано: 30.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться