Моя сладкая заноза

Глава 9. Душевные переживания

 

– Мирмашечка, он мне листочек порвал, – всхлипывал Фима, вытянув ветки-руки вперёд и жалобно смотря на хозяйку.

– А зачем ты гадости начал говорить? Думаешь, лэрду Краштиану приятно было слышать такие слова?

– А почему ты не оттащила его от меня? Ты даже не представляешь, как я сдерживался, чтобы не использовать магию.

Мира гладила Ефима по листьям и горько вздыхала:

– Ну, куда мне в мужскую драку? Я же девушка!

На пол упала широкая круглая расчёска с натуральной щетиной, что Анастасия Селестия прикупила для себя на ярмарке втайне от бабули. И которой сейчас пыталась расчесать всклокоченный мех фамильяра.

Поймав на себе два удивлённых взгляда, спросила:

– С чего вы взяли, что мой котик – лэрд? Он никогда им не был, – Настя попыталась за улыбкой спрятать испуг, поднимая расчёску, но вышла нервная ухмылка.

– Просто я никогда не видела таких красивых фамильяров-котов, он король крылатых фамов, вы только посмотрите на размах крыльев, на густоту шерсти и как необыкновенно магия пробегает волнами по шкуре, ну чем не лэрд! – Мира, оправдываясь, виновато потупилась.

– О, да вы знаток, Мирмаша Кигулка! Да! Я такой, скрывать мне нечего! Это Анастасия своего счастья не чувствует, подушками меня, самого короля фамильяров, душит. Осторожнее с шерстью, что так неаккуратно причёсываешь, – острые ушки недовольно дёрнулись.

– Только он у вас нестабильный какой-то, ни с того, ни с сего раз – в мышь, через минуту обратно в кота, – орчанка вопросительно глянула на девушку.

– А, так это потому, что он недавно обрёл второй оборот, раньше только мышкой был. Это скоро пройдёт, обещаю, – болтушка прикрыла рот расчёской и скосила глаза на лэрда Краша.

– Мира, мне что-то совсем плохо, скоро наверно листья начну терять от стресса и невнимания хозяйки. Ой, и, кажется, у меня появляется нестабильность, – интриган, приняв милый цветочный вид, начал заваливаться на бок.

– Сам виноват, я настаиваю, чтобы ты извинился, – орчанка бережно посадила фамильяра обратно в горшок. – А насчёт листочка не беспокойся, мой драгоценный Ефимушка, как только окажемся в академии, я отведу тебя к лекарю.

– Не я на него накинулся, пусть первым извиняется, – засопел автор неудачных шуток, а в ответ услышал кошачье шипение.

– Подождите, не нужно к лекарю, я сейчас помогу. Раз мой фамильяр отчасти виноват в случившемся, то лечение будет бесплатным. Тем более, что я тоже еду в Академию поступать и буду рада новой подруге.

Анастасия Селестия вскочила с места, подбежала к сумке и быстро достала небольшой мешок.

– Зачем на фама тратить лекарства? Он же магическое существо, через полчаса и пореза не будет видно. Вы что, обе из глухой деревни и фамильяров первый раз видите? – кот потянулся и вновь развалился на хозяйской подушке.

– Но я уже руну надорвала, – растерянно произнесла Анастасия. – Что её, выкидывать сейчас?

– Ох, он всё врёт! – злой взгляд, брошенный в сторону лэрда, обещал тому продолжение мужского разговора. – Пока регенерировать начну, совсем ослабну, болит сильно-о-о.

Будущий лекарь улыбнулась и бросилась на помощь.

– Я отвечу на вопрос по поводу общения с фамильярами. Я их видела. Даже в нашей деревне они есть. Например, у дочери старосты очень красивая фиалковая тицина. Пёрышко к пёрышку, клювик острый, маленький, блестит, и глазки круглые такие, бусинками. Но я не помню, что Ситенель хоть раз жаловалась на недомогание. Да и она ей служила скорее другом, чем боевым товарищем.

– Так ты совсем недавно прикупила себе это пушистое чудо? – Фима с сочувствием погладил свободной веточкой по руке Анастасии.

Кот и хозяйка переглянулись, вновь поняв, что наговорили лишнего и замолчали на долгую минуту.

– Смотрите, – вдруг Мира резко вскинула руку. – Подъезжаем к станции! Ох, ты, да это не просто станция, а вокзал большого города, значит, стоянка будет не меньше десяти минут. Не хотите подышать свежим воздухом?

– Нет, надышались, мы останемся в купе, – произнёс лэрд Краштиан и вновь закрыл глаза.

– Всё, лист подлечен, почти как новый, можешь дальше участвовать в битвах, – Анастасия Селестия убрала баночки и частичку оставшейся руны обратно в сумку, а затем села на своё место. – Вы пойдёте дышать свежим воздухом? – она обратилась к соседям.

– Нет, что ты. Мы тоже уже надышались, – увидев, как Фима вылезает из горшка, вернула его назад. – Я боюсь отстать от поезда: выйду, засмотрюсь на красоты и опоздаю на посадку. В этом году всенепременно хочу поступить на боевой факультет!

– На какой факультет? – хором, широко открыв глаза, переспросили Краш и Настя.

– Вы понимаете, молодой человек… – голос Миры стал еле слышен, – который мне очень нравится, вчера уехал поступать в академию, не попрощавшись со мной… – голос девушки стих.



Кира Рамис

Отредактировано: 30.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться