Мрачное Рождество

Размер шрифта: - +

Глава 11. Барти Крауч

Утро следующего дня было спокойным. Сегодня ребятам даже удалось спокойно позавтракать. В школе стояла непривычная тишина: ветер кружил в пустых коридорах, оставшиеся студенты предпочитали сидеть в своих гостиных.

Ближе к вечеру в гостиную Гриффиндора зашла Минерва Макгонагалл. Женщина подошла к Рону и Гермионе, склонившимся над пергаментом, и произнесла:

— Пора.

Друзья молча встали и направились за деканом. Все понимали, что допрос пожирателя смерти не может пройти гладко и спокойно.

Шли они достаточно долго, спускаясь всё ниже и ниже. Наконец, Макгонагалл остановилась перед тяжёлой дубовой дверью.

— Я вынуждена вас оставить здесь, — она ободряюще улыбнулась студентам.

— Но почему? — голос Гермионы дрогнул. Она волновалась, лицо её было белее мела.

— Мне необходимо заняться другими поручениями директора, — отрезала профессор. — Не беспокойтесь, с вами будут профессор Снейп и директор.

С этими словами женщина развернулась и зашагала прочь.

— Ну, да. Именно без Снейпа я бы туда никогда не пошёл, — язвительно прошептал Рон, Гермиона в ответ криво улыбнулась.

В сумраке коридора раздались шаги — к комнате приближались профессор зельеварения и Винки.
Снейп одарил Рона и Гермиону раздражённым взглядом и жестом велел им зайти в комнату. Сам он вошёл в помещение за ними, ведя за собой домовика.

— Мастер Барти! — Винки бросилась к мужчине, сидящему в центре комнаты, и упала перед ним на пол, обнимая его ноги.

Гермиона обвела глазами комнату. Помещение было достаточно просторным и напоминало пыточную: то тут, то там на стенах висели цепи, стояли пустые деревянные подставки под оружие или инструменты, вдоль стен находились подозрительные скамейки. Посреди комнаты стоял массивный дубовый стул, с прикованным к нему мужчиной. В пылу ночной схватки девушка так его и не рассмотрела. На бледном веснушчатом лице была усталость, коротко остриженные волосы торчали в разные стороны. Мужчина не казался подавленным или испуганным, ему было всё равно.

— Мистер Уизли, мисс Грейнджер, — мягко позвал Дамблдор, которого ребята сначала не заметили в полумраке подземелья.

Фаджа в комнате не было. Дамблдор и Кингсли сидели на стульях, поставленных полукругом, напротив кресла пленника. Гермионе это показалось варварским, но она, как и Рон, молча последовала на указанные места.

Снейп подошёл к встающему со стула мужчине и протянул пузырёк. Кингсли благодарно принял зелье и проследовал к Краучу. Голова пожирателя была безвольно опущена вниз. Мракоборец взял Барти за подбородок, приподнял его голову и влил в рот три капли зелья, затем вернул пузырёк зельевару.

Крауч содрогнулся всем телом, обвёл присутствующих мутными глазами и замер. Лицо его не выражало ничего, пустой взгляд застыл в одной точке.

— А где министр? — испуганно спросила Гермиона.

— Он отбыл по делам, — задумчиво ответил ей директор.

Дамблдору пришлось подойти к пленнику и сесть на стул перед ним, чтобы тот хоть как-то реагировал на окружающих. Пожиратель вздрогнул, казалось, он только заметил старика.

— Ты слышишь меня? — спросил директор.

Впервые за всё время, что они находились в комнате, Крауч моргнул и молча кивнул.

— Хорошо, — Дамблдор сложил руки на коленях. Гермиона заметила, что он не выпускает палочку из рук. — Расскажи нам, как тебе удалось сбежать из Азкабана?

— Меня спасла мать, — мужчина судорожно вздохнул, Винки испуганно пискнула. — Она знала, что умирает, и уговорила отца спасти меня, ради неё. Он любил её больше жизни, поэтому согласился. Они пришли навестить меня и принесли оборотное зелье. Я выпил снадобье с волосом матери, а она — с моим. Так мы обменялись внешностью.

Винки молча тряслась у его ног. Она яростно всхлипывала и била кулачками по ножкам стула.

— Что было дальше? Как вы вышли? — директор не обращал внимания на страдания домовика.

Гермиона подумала, что Дамблдор наложил на Винки заклинание немоты. Крауч вновь заговорил, прервав размышления девушки.

— Дементоры слепы, — он неожиданно усмехнулся. — Они ощутили, что в тюрьму вошли один здоровый и один умирающий, и вышли — один здоровый и один умирающий. Отец вывел меня и переодел в платье матери, на случай, если нас кто-то видел. Вскоре после этого мать умерла. Она до последнего принимала зелье. Её похоронили с моей внешностью и под моим именем.

Рон громко сглотнул ком в горле. С детства он был уверен, как и большинство волшебников, что из Азкабана убежать невозможно. А теперь перед ним уже второй такой человек. Да, Сириусу, кажется, это далось легче. Но безумный, как Крауч, преступник, гораздо опаснее.

— Что сделал твой отец, когда вы оказались дома?

Неожиданно Винки вскочила и принялась барабанить Крауча кулачками по рукам. Мужчина не обратил на это никакого внимания. Кингсли мягко отвёл домовика в сторону, что-то тихо шепча ей на ухо. Винки это не особо успокоило, но она перестала вести себя агрессивно.

— Он инсценировал смерть матери. Тихие, семейные похороны. Могила пуста, — он сказал это так спокойно, что у Гермионы мороз пошёл по коже. -Винки выходила меня. Меня нужно было скрывать и контролировать. Отец использовал много заклинаний контроля, но… Когда я окреп, то стал думать только о том, как найти хозяина.

Рон заметил, как Снейпа передёрнуло. Лицо мужчины выражало смесь ужаса и отвращения, но всё это длилось пару секунд, затем зельевар вновь «надел» циничную маску.

— Как твоему отцу удалось управлять тобой? — спросил Дамблдор, хотя по голосу казалось, что он и так знает ответ.

— Империус, — коротко ответил пожиратель. — Он контролировал меня, заставлял постоянно ходить в мантии-невидимке. Моим тюремщиком была эльф. Она сторожила меня, заботилась обо мне и жалела меня. Именно благодаря ей я получил возможность иногда развлекаться, в награду за примерное поведение.

Крауч опять усмехнулся своей жуткой ухмылкой. Винки же сидела на полу и раскачивалась, закрыв лицо руками. Гермионе показалось, что иногда она слышит горестные подвывания.

— Кто-нибудь ещё знал о тебе? — тихо задал вопрос Дамблдор.

— Да. Колдунья в департаменте отца. Берта Джоркинс. Она пришла с бумагами, когда отца не было дома, и услышала, как мы разговариваем с Винки, — со стороны домовика послышались истерические и яростные всхлипы. — Когда пришёл отец, она попыталась обвинить его, но он наложил на неё столь мощное заклятие, что повредил её память.

— Ты был на Чемпионате мира? Верно? — устало продолжал допрос директор.

— Винки уговорила отца, — кивнул пленник. — Она долго убеждала его, я не выходил из дома несколько лет… Он сдался после того, как Винки напомнила ему о жертве матери. Всё было тщательно спланировано. С самого утра отец отвёл нас в свою ложу. Винки должна была говорить всем, что держит место для моего отца, а я бы сидел рядом в мантии-невидимке. Уйти мы должны были самыми последними. Винки не знала, что я набираю силу и начал сопротивляться заклятию, наложенному отцом. Иногда мне удавалось полностью, иногда частично сбросить контроль. Это и произошло тогда. Я будто очнулся после долгого сна. Я заметил палочку, торчащую у мальчика передо мной, и вытащил её. Винки не заметила, она боится высоты, поэтому сидела, прикрыв глаза руками.

— И что ты сделал с палочкой? — подбодрил Дамблдор.

— Мы шли в палатку, когда я услышал их, — Крауч сглотнул и дрожь ярости прошла по его телу, цепи зазвенели. — Пожирателей смерти. Тех, кто ничего не сделал ради моего хозяина, — Барти метнул полный ненависти взгляд на Снейпа. Зельевар достойно выдержал его, адресовав пленнику гримасу отвращения. — Эти трусы повернулись к Тёмному лорду спиной. Они просто развлекались с магглами. Но одно хорошее дело они сделали — разбудили меня. От их голосов моё сознание стало ясным, как никогда. Я хотел вступить в схватку с предателями. Отец поспешил на помощь магглам, а Винки, чувствуя мою ярость, привязала меня к себе эльфийской магией и потащила в лес. Я сопротивлялся, но смог только запустить в небо Чёрную метку. Появились волшебники из Министерства и разбросали оглушающее заклятие повсюду. Одно из них разорвало связь. Мы с эльфом были оглушены, и отцу не составило труда найти меня рядом с ней. В тот же день он выгнал домовика,ведь она подвела его... Я почти смог убежать.

Винки взвыла и упала лицом в пол.

— Мы остались дома вдвоём, — на лице Крауча расплылась ужасная безумная улыбка. — И тогда за мной пришёл хозяин.

Гермиона вскрикнула, Кингсли охнул. Рон, в ужасе, упал вместе со стулом. Дамблдор не обратил никакого внимания на грохот.

— И как он пришёл к тебе? — напряжённо спросил Дамблдор.

— Он прибыл поздно ночью. Его нёс Хвост. Хозяин схватил Берту и пытал её, пока она не рассказала ему всё, что знала. Даже то, что было скрыто под мощным заклятием забвения. Тёмный лорд придумал план, основанный на её рассказе. И я, самый преданный слуга, должен был сыграть в нём главную роль, — Крауч был преисполнен гордости и восторга, безумная улыбка становилась шире. — Хозяин прибыл около полуночи, дверь открыл мой отец. Всё произошло молниеносно — повелитель наложил империус на моего отца. Теперь он стал рабом, а я был свободен.

— И что Волан-де-Морт приказал тебе делать? — тут Гермиона с удивлением поняла, что Дамблдор был напряжён, но сказанное не казалось ему неожиданным.

— Рискнуть всем ради него, — ответил Крауч таким тоном, будто говорит очевидные вещи. — И я согласился. Это то, о чём я мечтал. Он сказал, что ему нужен слуга, который незаметно проведёт Гарри Поттера через Турнир Трёх Волшебников. Обеспечит его победу и превратит кубок в портал, чтобы доставить мальчика к хозяину.

Горло Рона от напряжения пересохло, и он закашлялся.

— Вам нужен был Аластор Грюм, — глаза Дамблдора метали молнии.

— Мы с Хвостом напали на него, — кивнул Крауч. — Мы заранее сделали оборотное зелье. Он сопротивлялся и шумел. Чудом нам удалось вовремя одолеть его и затолкать в сундук. Я выдернул несколько волосков, забрал протез и глаз. Я был готов встречать прибывшего успокаивать магглов Артура Уизли. Я заколдовал мусорные баки и сказал, что кто-то влез ко мне во двор и наложил на них чары. Потом я собрал вещи Грюма и отправился в Хогвартс. Мне пришлось держать его в живых, чтобы получать его волосы и информацию о привычках. Я должен был обмануть всех. Ингредиенты для зелья я брал у Снейпа. Когда он заметил меня, пришлось сказать, что мне велено обыскать комнаты. Но Снейп и Поттер начали что-то подозревать.

— Куда отправился Хвост после нападения на Грюма? — казалось, директор задал этот вопрос просто для галочки.

— Петтигрю вернулся в дом моего отца, чтобы заботиться о хозяине и следить за моим отцом.

— Значит, это не ты убил Гарри Поттера? — задумчиво бросил вопрос директор.

— Нет, это бы сломало все мои планы, — неожиданно голова его снова безвольно повисла.

Тёмная комната погрузилась в тягостное молчание.
 



Анастасия Ши

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться