Мрак космоса

Размер шрифта: - +

Глава 5

Часто во сне летаешь…

Виталик падал.

Его окружили солдаты с алебардами и саблями. Солнце выбивало искры на метале. Суровые бородатые лица приближались, и от кого-то сильно пахнуло острым чесноком. Они теснили его к краю поляны, и, он знал, что та обрывается пропастью, бездной, окруженной сплошными камнями цвета векового кирпича.

Но всё равно отступал.

Пятился назад, спиной чувствуя холодный ветер, который трепыхал цветастые шаровары солдат и выбивал из их глаз слезы.

Делая последний шаг в никуда, зависая над темной дырой, посильнее оттолкнулся ногами от мохнатой травы, уверенный, что запарит, широко раскинув руки. Оставив в дураках восковых солдат. И будет лежать в осязаемом воздухе, глядя на солнце, и, смеясь над полоумными идиотами. Какой это будет смех! Что может быть радостней, когда видишь чужую боль, досаду и разочарование. А эти парни вдвойне заслуживали колкого смеха.

Сценарий оправдался лишь на треть задуманного плана. Плыть песчинкой не удалось. Он медленно падал, и лица солдат сначала были видны (они безэмоционально наблюдали за падением), а потом превратились в размытые пятна. Со всех сторон потянулись вверх неровные камни, с выступами, за которые могли зацепиться только червяки или личинки больших мух. Виталик нежно гладил эти выступы пальцем, и кожа чувствовала шершавость камня.

Страха не было. Сознание скорее переполняло удивление. Рядом забила крыльями птица, и она превратилась в Джо. Тело женщины украшали разноцветные перья. И на какой-то миг показалось, что он на театральном выступлении. И он снова кадет, хлопает в ладоши и во все глаза смотрит на свою учительницу системного языка, которая чувствовала себя на сцене, так же уверено, как и на уроке перед виртуальной доской. Ух, ты! Да её телодвижения могут свести с ума кого угодно. Может, это и есть любовь? Рядом в креслах сидят бесконечные ряды курсантов и они думают так же. Виталик косит глазами – на лицах у многих безнадежный восторг. Но не у него. Кадет привык добиваться поставленных целей перед собой.

-  Почему ты не летишь? - спросила она и принялась балансировать крыльями, играя на свету переливами перьев. Виталик не ответил - ему было слишком хорошо.

-  Ты ведь разобьёшься, - напомнила Джо и чирикнула.

-  Я не умею, - просто ответил и попытался разглядеть небо. От усердия рот приоткрылся.

-  Но ты же ученик Бога. Лети!

Виталик отрицательно вяло покачал головой. Что за глупость? Какой он «ученик Бога»? Так, золотая молодежь. Элита корпуса. Гордость армии. Надежда нации. Герой.

-  Лети или упадешь! Лети!!

Виталик дернул веком и открыл глаза, просыпаясь. Пальцы врача убрались, зацепляя ресницы. Фонарик потух. Ослепленный зрачок фокусировался на окружающих предметах. Завращался. Врач молча продолжал обследование.

-  Док… Что со мной делали? – с трудом произнесли слова запекшиеся губы. Очень хотелось пить. И остановить вращающийся мир.

-  Жалобы есть?

-  Сухость. Озноб. Вялость. Тошнота. Упадок сил. Мне кажется, что я умер. Тело со всем не чувствую.

-  Хорошо, - удовлетворенно сказал врач.

-  Да? – искренне удивился.

- Значит живой.

- Я знаю, что такое «живой». Сейчас совершенно другое состояние. Незнакомое. Мне бы шампанского. Бутылку.

-  Еще какие пожелания? Вас оперировали. Удалили правое яичко. Селезеночку заменили. Косточки некоторые восстановили. Не скажу, что было трудно, но пришлось приложить некоторые усилия. И повозиться. Общее состояние удовлетворительное. На вас все быстро восстанавливается. Похвальная регенерация тканей. Приятно видеть. Всем бы так. Хороший уровень. Подвергались в раннем детстве обработке? Космонавт что ли? Согните ногу в колене. Так. - Врач помог, резко сгибая ногу в оранжевой штанине. - Хорошо. Очень хорошо.

- Что-что удалили?? Давно я здесь? – Костров попытался осмотреться. Не получилось.

- Двадцать один день искусственной комы. Стандарт.

- И меня, что?? Никто не ищет??

- Успокойтесь. Вас уже нашли. Думаете, почему вы здесь? Через полчаса следователь приступит к своей работе. Желаю удачи.

Врач поднялся с кровати и шагнул к прутьям. Охранник выпустил его. Проём закрылся. Тесная каморка: койка, стул, единый со столиком, унитаз черного цвета - вот и вся меблировка Личных вещей нет. Стены голые, холодные. Напротив, проема, закрытого толстыми прутьями, пластик экрана на половину стены. Он за головой и надо найти в себе силы, чтобы подняться и видеть следователя. Сил нет. Но может они появятся через тридцать минут, когда начнется допрос? Костров представил, как экран вспыхнет, на нем возникнет суровое лицо и безжалостный голос будет чеканить вопросы, не дожидаясь ответов, ведь они не очень то и нужны и мало кого интересуют.

Прикрыв глаза, расслабился, и тут же очнулся от легкого прикосновения. Немой био кинул на грудь маску, кивнул поверх головы в сторону экрана и вышел, предварительно подозрительно посмотрев по углам. Киборги четко выполняли вои функции. Интересно, они быстро ломаются?



Николай Зайцев

Отредактировано: 28.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться