Мрак космоса

Размер шрифта: - +

Глава 16

Сержант Васильев резко осел на пол. Лицо его разорвалось, забрызгивая всех кровью. Внутри Кострова спружинила адская пружинка и он кинулся вперед, к телу. Выхватил из кобуры палер и, пригнувшись, выстрелил несколько раз в био на платформе Первый ещё не успел упасть, а второй его брат уже получив своё, сломался на двое, падая на пульт. Поезд тронулся. Седой вскочил, пронесся мимо Кострова, с разгона прыгнул на площадку управления. Третий киборг стукнул зека палкой. Седой от боли изогнулся дугой, но поезд скрипнул тормозами от резкого торможения. Третий выстрел и био, орудовавший палкой, присел на платформу изуродованной массой.

Костров был на перроне. Четвертый киборг храбро бросился на него в атаку, грозно махая палкой, наверное, желая напугать до смерти. Упал у самых ног. С дырой в голове. Стрелять в броневую защиту? Зачем? Виталик отлично знал уязвленные места.  Не думал, что такие познания могут пригодится.

-  Чисто, - сказал сам себе Костров и опустил пистолет. И вытер лоб. Посмотрел на ладонь. Сухо. Даже не успел взмокнуть и разволноваться.

 Дьюпен начал дрожать. Палер выпал из разжатой ладони - он в первый раз убил. И кого? Своего. Товарища по службе. Почти друга. Разве из-за тупых шуточек, постоянных унижений и кровавых зуботычин стоит убивать? Капралу стало плохо и его вырвало.

 Джим, роняя стулья, бросился к оружию. Лицо его счастливо осветилось. Седой кряхтел, шевелясь на палубе поезда. Костров шмыгнул носом. Подошел к Дьюпену, похлопал по спине, сказал:

-  Присядь, парень. Всё хорошо. Теперь ты в безопасности.

- В безопасности? – простонал Дюпен, цепенея от ужаса. – В какой безопасности?

- Что это было? – со своего места прокричал Седой. – Ничего не понял. – Зек сплюнул на рельс под током, радуясь искрам. Забавно получилось.

-  Что вы наделали!! - воскликнул пришедший в себя Фазер.

-  Всё получилось случайно, - огрызнулся Виталик. – Я и сам не ожидал такого поворота. Теперь будем действовать по плану Б.

И тут завыл Андрюшка. Громко и с надрывом, заламывая в истерике руки. Ближайший зек стукнул его локтем в голову, усылая в нокаут, и дикий визг прекратился.

-  Мы ведь могли заработать свободу по-честному!!

-  Так заработаем не по-честному! - сказал Костров, пожимая плечом - соберите оружие.

-  Всё пропало, - пробормотал негр, склоняясь и закрывая голову руками. Джим баловался палером, вытягивал руки и приседал, как заправский шериф, целясь в неведомых врагов. Он был по-настоящему счастлив и поэтому голос зазвучал по - задорному, трелью:

-  Ты разве не читал классику? «Чужих»?

- Не читал я никаких «Чужих», - разозлился доктор политологии, - нет такого в классике!

- Нет, так нет, - легко согласился Джим. – Тыж, тыж! Попал!

- Договаривай, раз начал!

 - Тыж! Чего? А! Там тоже на базу высадили вездеход. Взвод морских пехотинцев съели монстры.

Заключенные шарили по трупам. Тот, что лицом напоминал слабоумного и сильно отличался от других, осторожно стал отстегивать с пояса капрала электрическую дубинку. Дьюпен очнулся под чужим прикосновением, когда его стали поглаживать и мять край форменной рубашки в корявых пальцах, и заговорил, обращаясь к неизвестному зеку:

-  Я хотел написать служебную записку. Но я никому не говорил об этом! Она находилась в черновиках в засекреченной папке. Лейтенант, наверное, взломал код. А потом пообещал мне «сержанта», если операция пройдет успешно.

Обалдевший зек замер, кивнул головой, словно что-то понял и смущенно отошел в сторонку, потряхивая дубинкой.

- У Мака есть дубинка, - сказал он и всем показал. – Мак будет надзирателем. Маку теперь можно всех обижать. Давайте играть.

Ближние заключенные шарахнулись в разные стороны от детины.

- Играть? Давайте играть! – закапризничал Мак и забегал по камере, пытаясь поймать товарищей.

-  Успех? - переспросил Костров, - подумай сам: двести человек ложатся в анабиоз с чего бы? Приказ: осмотреть ванны и доставить уцелевших. И ты думаешь, что группа непрофессионалов во главе зеленым капралом могли бы добиться какого-нибудь успеха? Где твоя логика, солдат?! Туда даже соваться не стоит!

Дьюпен покачал головой. Он вдруг всё понял и ясно увидел перед собой картину своих похорон.

То была пышная церемония. С морем цветов, флагом, оркестром и почетным караулом.

Только его почему-то среди знакомых лиц не было. Он лежал в закрытом цинковом гробу. Где теснота сдавливала грудную клетку и не давала дышать.

Шатаясь, в камеру вошел Седой. Он бесцеремонно отнял у Джима палер, поставил оружие на предохранитель, сунул за пояс. Джим обиженно надул губы. Седой, не обращая на него внимания, подошел к столу. Плешивый зек, заискивающе улыбаясь, уступил место.  Грузно сел. И тут же к нему подлетел Андрюшка. Запорхал перед носом. Запричитал:

-  Тебе больно?! Дай подую!! Дай! А мне по голове стукнули локтем, представляешь? Я так упал, так упал! Показать кто сделал?

 

Оттолкнул рукой. Сказал:

- Не сейчас, дорогая. - Спросил:

-  Что дальше, Шеф?

Костров повернулся на голос, кивнул:

-  Молодец.  Если бы не ты, у нас был бы очередной провал.

Седой махнул рукой: не важно. Не в эту секунду. Не в миг, когда переворачивается жизнь и ты, неожиданно для себя, становишься участником бунта на корабле.

-  Что вы будете делать дальше? - спросил и Дьюпен.

- Играть? – подошел к ним слабоумный детина и тряхнул дубинкой.

Костров посмотрел на него. Смягчился.

- Да, Мак. Иди поиграй с паровозиком. Посторожи его.

- Играть в паровозик? – насупился зек, - а играть в надзирателя?



Николай Зайцев

Отредактировано: 28.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться