Мрак космоса

Размер шрифта: - +

Глава 17

Не все стены и переборки на корабле родные, но эти… Эти напоминали о прошлом каждой рытвинкой, клепкой, царапиной. Вот здесь отделение стояло на построении и рядового первого класса Дьюпена воспроизводили в капралы, зачитывая перед строем приказ. Здесь Кадим Шу вывернул себе ногу, показывая прием на капрале Дьюпене. Приятель до сих пор считает, что это случайность. А Тоби Лау? Вот в этом месте он выполнял статические упражнения «давил» стену, стесняясь, как мальчишка заниматься в спортзале. Из общего коридора резкий поворот вправо, и дальше путь преграждают ворота и пост. Интересно, кто сегодня начальником караула? Шу? «Нет. Только не Кадим!! Его не должны убить!! Пускай разбирают киборгов, а не друзей! Парни не заслуживают смерти от грязных рук зеков!»

Дьюпену показалось, что раньше коридор был длиннее. Наверное, из-за волнения в голове произошел сбой.

Седой остановился посередине аппендикса и начал молча стрелять. Нелюди в оранжевых одеждах заволновались вокруг, не видя цели. Ропот непонимания прокатился волной и взорвался на высокой ноте сатанического смеха зека. Седой, не дожидаясь команды, бросился вперед в атаку, скрываясь от товарищей, заражая пылом ненависти. Оранжевое море колыхнулось вперед, набирая скорость. Дьюпен подбежал к аппендиксу, не в силах остановиться. Через головы людей, расширенными глазами посмотрел вглубь. На полу в зеленой каше внутренностей лежали два био. «Где люди? Где Шу?» - подумал капрал. Седому помогали открыть ворота.  «Почему нет старшего над био?!» От неясного вопроса стало на душе радостно. Приятно, что кому-то повезло выиграть в лотерею жизнь. Зеки, толкаясь, бежали к воротам. Кто-то схватил за воротник и потянул за собой.

- Сейчас будем убивать твоих друзей!!

- Шоу начинается!! – поддакнул другой голос.

- Играть! Играть! – кричал Мак.

Дьюпен крутанулся и освободился, роняя наглеца на пол. В голове ударил набат. Крик получился самопроизвольно:

- Тревога!

На крик обернулся Седой. Моментально его лицо стало хищным, появился звериный оскал. Нельзя доверять военным. Всегда предадут. И ладно бы сразу, нет, в последний момент надо сделать своё подлое дело.

- Полундра! – надрывался капрал, предупреждая своих товарищей. Что ж, чему удивляться. Седой шевельнул бровью. Бим, догадавшись, саданул салаге пикой в почки. Второй раз. И тяжело засопел, провожая сразу замутившимися глазами оседающее тело. Капрал силился подняться на ноги, хватаясь за широкие брючины. Изо рта его пузырями выходила кровь. Кажется, Дьюпен что-то говорил, но Седому было не слышно, потому что все вокруг загалдели разом. Ворота легко поддались! Створки полетели в щель стены, щелкнули замком, прочно заседая в пазах. От увиденной картины передние зеки попятились назад. И от их паники даже Седой забыл, что у него в руке палер.

- Измена, - закричал Бим. – Измена! Бей!

В метрах тридцати отделение пехотинцев изготовилось к стрельбе в тройном положении; лежа, с колена и стоя.

После третьего залпа, крайний слева достал из чехла фон и доложил:

- Задание выполнено, сэр. Есть раненные и пленные.

- Покажи, - приказал голос из рации. Фон вытянули вперед, показывая жуткую картину: убитые тела заключенных, ползающих раненных, поднятые вверх руки – всё просило пощады и милосердия.

- Раненных и пленных – нет. – Приказала рация.

- Так точно, сэр. Огонь.

После второго залпа воцарилась тишина.

- Дальнейшие ценные указания, сэр?

- Кто командовал операцией? – спросил Рой.

- Рядовой первого класса Кадим Шу.  

- Поздравляю. Вы – капрал.

***

Рой отключил фон. Повернул злобное лицо к Кострову и Шуману. Попытался улыбнуться:

- Эта партия заключенных пробыла на борту дольше обычного срока. – И не дожидаясь ответных улыбок с посеревших от ненависти лиц, тоже перестал зубоскалить, заговорил зло, глотая окончания слов. – Задержались. Теперь их нет. Сдали парней вы правильно. Уважение вам и почет. Не везде, правда. Найдут ведь.  – Лейтенант вздохнул. - Знаете, а ведь последнею операцию никто не отменял. Понятно? Свободы захотелось?! А кто работать будет, правильные вы мои? Я что ли? Мне грехи искупать не надо. Я баб не резал. Что негр работать не хочешь?

- Нет, нет. Что вы? – Замотал головой Фазер. – Работать хочу, свободы хочу, резать никого не хочу. Осознал…

- Смотри у меня! Что мне с тобой делать? – обратился Рой к Кострову.

- А, ты мне не «тыкай». Я уже не заключенный, а ссыльный.

- Кто-кто? У меня на борту ссыльных и заключенных нет. Пустая тюрьма! Никого нет. Только я и мои пехотинцы. Улавливаешь? Так то. Скоро новая партия. И я ее жду.

- И это вес твоего офицерского слова? – презрительно сказал Костров. Рой осекся. Задохнулся от чужого хамства в возмущении. Справился с волнением.

- Думаешь, я должен простить твой визит с оружием ко мне? Хорошо. Я ведь добрый! Как это слово? Миротворец! Это про меня. В самую точку. Сам напросился: я сошлю тебя туда, где дышат распираторами, срут в мешочек и онанируют в носок. Идет?

- Это можешь, - согласился Костров, - напишешь характеристику. Забудешь указать, что у меня лишние минус четырнадцать лет выслуги. Заберешь премиальные себе, они тебе покоя не дают. Приврешь ещё что-нибудь и как раз туда и направят. А соглашусь и пойду на операцию, что обещаешь? Еще к тем четырнадцати годам двадцатка? Ссылка куда? У меня будет выбор из списка?

- Из какого списка? – изумился лейтенант чужой наглости, - и ты, что хочешь купить планету? Торгуешься?! Где ты увидел рынок?!

- Нет. Это же деловой договор, а я заинтересованная сторона. – Костров скрестил руки на груди. – Фазер один может и не справиться.



Николай Зайцев

Отредактировано: 28.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться