Мраморный принц

Размер шрифта: - +

Глава 24 - Опустошенный

Все закончилось с последним вздохом жертвы.

Кровь закипала на посеревшей коже. Пальцы почернели от крови и поврежденных мышц. По груди и спине под разорванной одеждой стекали темные  капли. От багровой пузыристой жидкости вился дымок. Юн Джин ощущал себя так, будто его ударила молния. Но все это перестало иметь значение, как только упал последний враг.

Лишь после этого Поле Подавления Аспекта Ордо, наконец, смогло выловить таосца и заставило его застыть. Один из служителей Аспекта все еще со стоном прижимал к себе отрубленную руку, пока покалечившая его девушка гневно взирала на других служителей порядка.

Юн Джин замер на месте. На его глазах угас взор Вентуса, вбитого в стену. Неподалеку без чувств лежал Кондор. Вокруг последнего поля боя дымились перевернутые машины. Где-то еще горели брезенты и убранство палаточного городка. Его устроили прямо на стоянке перед торговым центром. Но, похоже, никто из беженцев не был готов к тому, что их новый временный дом превратится в поле боя.

Где-то еще были видны тела тех, кому не повезло попасть под горячую руку карательного отряда Цезеруса. Но больше всего внимания привлекали тела самих штурмовиков.

Несколько из них свисали с покореженных фонарных столбов. Другие отдельными кусками плоти валялись на земле. Троих безнадежно смешало с металлом внутри скрюченных машин. Самым удачливым повезло мгновенно истлеть на месте от Рэйхоллеров Сэй Дзю.

В центре стоянки перед руинами развлекательного зала появилась огромная воронка. То, что покоилось на ее дне, сложно было сравнить с человеком. Среди иссохших валунов с запеченной кровью едва узнавались черты тела огромного нэра. Закатившиеся глаза побелели, а на лице застыла жуткая гримаса.

Чтобы не испытывал в последние секунды Род Скала, все закончилось для него крайне болезненным образом. И жизнь покинула разорванное тело с последним вздохом.

- Убери свои руки, - привел парня в чувства голос сестры. – Не прикасайтесь ко мне своим сайфорсом.

Девушка оказалась окружена сразу шестью судьями Аспекта.

- Черный Дракон, - надменно возвестил один из них. – Вы признаны чрезвычайно опасной для общества личностью. И будете задержаны стражами Нового Порядка по подозрению в экстремистской деятельности. А так же за пособничество террористам, многочисленные убийства и проведение теракта в День Единения в Артасе.

- Вы ведь понимайте, что носитель титула Дракона не обязан исполнять ваши требования? - прошипела девушка на тассэнском. – Я имею право порешить вас всех за вашу грубость. А все вопросы вы будете решать с консулами моей страны.

- Все эти вопросы уже решены, Сэй Дзю! – прогремел сверху голос.

На крыше одного из зданий появились люди в темно-синих кимоно. На груди помощники Аспекта носили герб клана Лэйстэнд. К девушке обратился глава ветви, которая обжилась в Поднебесье Асшен.

- Сложи оружие, девочка, - приказал старший. – Согласно древнему завету ни один Дракон не имеет права проявлять неуважение к главам Домов Амано. А сейчас ты позоришь нас перед всеми. Твоему отцу должно быть стыдно за тебя. Подумай о чести вашей семьи.

К удивлению Юн Джина Сэй Дзю молча смирилась с указом Лэйстэнда. Девушка смахнула кровь с катаны и аккуратно выложила все оружие перед собой. Клинки с шипением коснулись крови, которая растекалась вокруг тела Виктора. На рассеченном лице застыло полное недоумение.

После этого Юн Джин уже не смог вернуться в сознание. Силы оставили его. Он продолжать двигаться и делать все, что ему приказывали. Но разум парня пустовал. Мимо проносились какие-то картины. Темные комнаты, освещенные комнаты. Надменные речи, осуждающие заявления, испуганный шепот.

На все вопросы о своем участии в кровавой битве парень отвечал утвердительно.

- Да, я пронес оружие в город, - кивнул он, не поднимая взгляд на следователя Аспекта Ордо. – Да, я осознавал опасность. Оружие нужно было нам для защиты. Да, нашей целью были солдаты Цезеруса. Мы не ввязывались в бой. Никто не ждал, что будет нападение. Мы просто были готовы к худшему. Рано расслабились. Да. Сэй Дзю – моя сестра. Да я осознанно не подчинился приказам Аспекта. Я обязан был закончить бой. Дело чести. Да. Я хотел убить этого человека. Да…

Он не сопротивлялся, когда менталисты Аспекта ощупывали разум юноши. Когда они в поисках правды изучили его воспоминания. И даже не обеспокоился, когда псионики начали копать глубже и взялись за изучение воспоминаний о Этамском лесе и приключений в Атерос Оллиум.

Парень был не против, когда из его вещей извлекли стеклянный артефакт.

- Это не мое, - объяснял он. – Я забрал его, чтобы никто больше не воспользовался Атерос Оллиум. Все равно никто не сможет. Гора сама объяснила, как им воспользоваться. Там были врата. Впрочем, вы все видели в моих воспоминаниях. Да. Можете забирать. Мне оно уже не нужно.

Сколько часов протекло на допросах в комнатах АО, парень не заметил. По личным ощущениям его продержали в заключении где-то три дня. Все это время юноша действовал, будто в спящем режиме. Много сил уходило, чтобы терпеть боль в разорванных мышцах. Пальцев парень почти не чувствовал. Специалисты Аспекта знали о его страданиях, но, похоже, специально не спешили залечивать раны. Боялись возвращать таосцу боеспособность.

В себя юноша пришел только на четвертый день. Его, наконец, привели не в одиночную камеру с удобствами, а в общую комнату. Надзиратель сообщил что, скоро принесут еды, свежую одежду и разрешат помыться.

Что происходило, до Юн Джина дошло не сразу. Но в следующий миг его словно обдало трезвостью. Когда тонкие руки Ираши обвили голову и плечи парня. Девушка бросилась к юноше и прильнула к нему всем телом. Парень еще не сразу понял, почему ее щеки были мокрыми. С этого момента разум начал медленно просыпаться.

- Ираши, - сипло произнес он. – Ты в порядке?



Искатель границ

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться