Мудрец. Начало.

Вступление. Где-то около 4634 года от рождества Ируллиона.

Ветер приятно холодил кожу, развевая и норовя запутать длинные огненно-рыжие волосы. Сартан, сидел скрестив ноги, глубоко вдыхая свежий горный воздух. Ароматы горных рек смешивались с запахом диких трав, порождая ничем не передаваемые ощущения чистоты и свободы, девственной природы. Ничто не нарушало покоя этой идилии. Ничто не тревожило тишину этих заветных мест. Он любил покой. Теперь любил. Сартан научился ценить его, и пытался всеми силами поддерживать его в своей жизни. 
     Горные хребты Киримы, полюбились ему ещё давно. В одной из его прошлых жизней. Этот тихий, нетронутый цивилизацией уголок девственной природы притягивал его вновь и вновь.  За последние 1500 лет Сартан сменил бесчисленное множество масок. Как только его не называли, кем он только не был, чего только он не совершал.
Всё осталось в прошлом...
         Ещё, когда его возраст только перевалил за 500 лет он уяснил, что не стоит серьёзно относится к «смене образа». Ведь бросать семью, друзей, всё что стало очень привычным и обыденным, не так уж и легко. Тогда Сартан решил для себя, что не стоит искать привязанностей, это лишь осложнит момент расставания. Жизнь-игра, люди-актёры, так что не стоит воспринимать всё что тебя окружает, близко к сердцу.  Иначе так не долго до умственного помешательства, а оттуда и до безумия.
         Приняв это решение как единственно верное, он начал с лёгкостью менять жизни, как маски. Представляя всё, как декорации на сцене. Он менял манеру поведения, как заправский актёр. Вот он герой без страха и упрёка, вот амбициозный учёный, а вот ловелас, покоритель дамских сердец и заправский бретёр. 
         Сартан пробовал всё. Начиная от уроков целомудрия для мужчин(хотя он сам не понимал зачем) и заканчивая карманными кражами (между прочем не ради денег). Он не отказывал себе ни в чём. Но в какой-то Сартан понял, что так жить нельзя. 
Тогда он решил посвятить себя знаниям, в глупом, как он понял позднее, стремлении знать всё на свете. Последующие пять «жизней» были посвящены обучению, но в конце концов он понял, что всё знать не реально, а мозг человека, хоть и сверх, всё же не имеет бесконечного запаса памяти. Тогда он увлёкся боевыми искусствами: рукопашный бой, искусство мечника, стрельба из лука и навыки палача, один Кирим знает зачем. Три-четыре «жизни» ушли на отшлифовку и доведение до идеала умений убийства себе подобных. В конце концов Сартан отправился путешествовать. Ведь он ещё с детства хотел повидать мир, хотя как можно назвать детство бессмертного человека. И понеслось. Кровавые битвы и дружные попойки, враги и друзья, предательства и интриги. Так прошли последние двадцать сотен лет. В результате Сартан потерял счёт своих жизней, в бесконечном калейдоскопе войн, распрей и смертей, своих ли или чужих. В какой-то момент он понял, что с него хватит. Он ушёл, как и подобает герою. "Умерев", проведя самоубийственную атаку на баррикады противника. Стоя на острие атаки, он первым врубился в ряды, опешившего от неожиданного напора, врага. Почему-то ему отчётливо запомнились лица воинов, полные страха, тот ужас застывший в их глазах. Обычно такое Сартан забывал быстро, но этот момент из-за чего-то накрепко застрял у него в голове.
     Теперь Сартан, или как его теперь звали путник Карим, жил только для себя, в полном одиночестве, вдали от людей. Как говорили монахи ордена Цилиста, чей орден был уничтожен не без участия  Сартана:  "В полной гармонии с миром и с собой".  Он начал часто вспоминать те времена, когда ещё была жива память об его отце и  союз вольных княжеств, сформировавшихся на остатках Империя Зириан испытывали период своего рассвета. Та эпоха ознаменовывала начало его становления, как кого? 
Героя? Сартан никогда не воспринимал себя героем. Скажем так, он ненавидел саму идеологию геройства. Альтруизм, с которым герои борются с добром. Наверное, это было из-за того что он с детства не читал сказок, их заменили ему исторические трактаты и книги по библиографии. 
Мудреца? Он не причислял себя к мудрецам. Им присуща идеология, размеренность в повседневной жизни и степенность. Ни первого, ни второго, ни тем более третьего у Сартана не было. Он вообще был эксцентричен и даже импульсивен в решениях. Да, за 2500 лет можно спокойно научится всему, остепениться в конце концов, скажите вы. Ну вот таким был Сартан, он не хотел останавливаться. С детским упрямством он не хотел взрослеть. В том смысле, что стать таким же скучным, как и подавляющее число людей преклонного возраста, по крайней мере он так считал. А возможно эта была дань ненависти его отцу, герцогу домена Зирган, министру науки Империи Зирган. 
 

Продолжение следует...Думаю, что писать дальше...



Иван Корн

Отредактировано: 06.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться