Муравьиный мед

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая. Айсил

Ни слова Зиди не сказал Рич, когда она вытащила из мешка крошечный букетик травы, похожий на маленький веник. Тирух забеспокоился, ударил посохом в камень, только то ли сил у колдуна осталось немного, то ли не по рангу ему Рич оказалась, но устояла на ногах колдунья. Паутину серую, что из воздуха выткалась, с лица рукой смахнула и на букетик намотала.

- Смирением ударил! - рассмеялась хрипло девчонка. - Нет, ты только подумай, он меня смирением ударил! Да на меня Ирунг этого смирения в тысячу раз больше налепил, и что? Ничего, выбралась мушка из паутинки, ни одного крылышка не обломала. Эй! - закричала она, словно и не висела без сил только что на руках у Зиди. - Разойдемся в разные стороны! Жалко ведь тебя, парень!

Снова ударил Тирух посохом о камень.

- Ну, хватит забавляться, - вновь отмахнулась от какого-то заклинания Рич и стиснула в ладонях букетик, растерла его в пыль и дунула перед собой. Полетело вперед облачко, а за ним вслед слово тихое. Да не одно, а с присказкой. Поднял перед лицом посох Тирух, а только облачко не в него метило. Окутало оно десятника, что рядом стоял. Пошатнулся воин, развернулся на одной ноге, да и ткнул молодого мага мечом в грудь. Выронил посох Тирух. Даже вздохнуть не сумел. Зажал рану ладонями и упал замертво.

- Что же ты наделал, герой? - снова закричала Рич. - Взгляни, да опомнись!

Протер глаза воин, уставился на убитого мага, затем ударил себя кулаком по лбу, завыл, как раненый зверь, меч рукоятью в камень упер и упал на него.

- Все, - обессиленно прошептала Рич. - Вот потому и стоят на каждом празднике в Скире восемь колдунов по углам арены. Чтобы колдовства не было. В битве-то ворожба такая не сладит, от нее и простенького амулета достаточно, чтобы отвести. Да не за деревенской бабкой шел этот колдун. Иди, баль, подними посох и назад. Спешить нам надо. Да не трогай меч, а то привяжется мертвец, замучаешься рубить его. Успеть бы до темноты из Суйки выбраться. Холодно здесь...

 

- Сколько у тебя детей, Касс? - поинтересовалась Тини. - Три дочери, я знаю. Неужели даже наложницы не осчастливили тебя сыном?

Борка осталась за спиной. Тракт то вилял между холмов, то забирался на их вершины, когда топи или чащи полудикого леса подступали совсем уж близко к обжитым землям, но несмотря на препятствия упрямо пробирался на юг. С моря дул холодный ветер и нес хлопья сухого снега, заметал сухую траву, но пока на снежный покров не было и намека. Казалось, выглянет на мгновение Аилле, и вся эта зима исчезнет как страшный сон.

- Осень затянулась, - задумчиво пробормотал Касс, словно не слыша вопроса Тини. - В прошлом году в это время я едва добрался до Дешты. Снега было столько, что в распадках кони по брюхо проваливались. А сейчас словно середина осени.

- Нагонит свое зима, нагонит, - усмехнулась Тини. - Правда, предсказываю я будущее лето холодным, но до него дожить еще надо. А меня зима только радует - вокруг храма Сето никакой погани зимой не бывает.

- Не знаю, что ты называешь поганью, - поежился Касс, - только меня в леса эти ваши ни зимой, ни летом не заманишь. Уж сколько лет, как баль отогнали к южным чащам, а до сих пор ни охоты здесь не получается, ни сбора какого. Крестьяне, чтобы деревеньку сладить да поле засеять, ждут жаркого лета и выжигают буреломы, так огонь словно сам по себе гаснет! Каждый локоть земли с боем приходится брать. Да и потом, когда и дороги утоптаны, и дома уже мхом покрылись, нет-нет, да проклюнется какая мерзость, что вся деревня с места снимается и бежит на новое место.

- Ну, не все так страшно, - рассмеялась Тини, оглянувшись на  охранников Касса, готовых при первой опасности прикрыть тана телами. - В лесу немало сайдских деревень. Есть и рептские селения, и даже корептские. Просто они, в отличие от танских поселков, подати не платят, а вы их найти никак не можете. Как же они уживаются с диким лесом? Да и не страшнее этот лес бальских чащ. Спит он, Касс, уверяю тебя, что спит. Что это таны так пугливы стали?

- Почему же пугливы? - не согласился старик. - Или нет дорог в этом лесу? Или воинство Скира не ходило через этот лес на баль? А замок Креча - Воронье Гнездо? Разве Седд родовой замок не в этом лесу возвел? А крепость Ирунга - Стейча? Она еще ближе к лесам баль!

- Пугливы, - упрямо повторила Тини. - Дороги есть, да только скачут по ним таны в окружении никак не меньше полусотни воинов. Замки свои таны Креча и Стейча построили не в лесу, а в предгорьях, там, где лес слабым становится, редким. Да и не строили они их, а древние бальские крепости под себя перестраивали. Не побоялись, правда, от моря в чащи углубиться. А уж как Скир войска вел на баль, не мне тебе рассказывать, Касс. Дошли до заповедных чащ, развернулись и побежали обратно, только у Дешты в себя пришли, не так ли?

- Так-то так, да вот нет теперь у баль их колдуна, который мог морок на сайдов навести! - воскликнул тан. - Теперь все по-другому будет!

- Ой, ли? - покачала головой жрица. - Подожди, Касс. Говорят, что сила Эмучи не в нем скрывалась, а в том, чем владел он. Не тот алтарь Седд в Скир доставил, не тот. Есть еще пока сила в бальских лесах. Вот весной конг вновь войска на бальские крепости двинет, тогда и посмотрим.

- Не знаю, в чем сила Эмучи, но его-то уж точно нет, - рассмеялся Касс. - Если Эмучи был только ножнами бальского меча, так новые ножны выковать не просто. А без них меч и затупиться может, а то и собственную ногу порезать. Уж не знаю, как Седд сумел захватить колдуна, а Ролл точно не просто так от предзимней охоты отказался и на юг направился.



Сергей Малицкий

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: