Муравьиный мед

Размер шрифта: - +

Глава двадцать третья. Узелок

- Зиди, - окликнула баль Кессаа.

Их повозка с углем уже миновала толкучку у проездных ворот Дешты, преодолела гололед улиц северного посада, обогнула рыночную площадь, стену запретного города и теперь медленно поползла по узким улочкам в сторону верхнего посада.

- Я же просил держать язык за зубами, - с досадой обернулся Зиди, вызвав немедленную улыбку Кессаа. - И если мое лицо забавляет тебя, имей в виду, что ты выглядишь не лучше. Тетушка твоя тебя точно не узнает.

- Как же мне с тобой говорить? - нахмурилась Кессаа. - Хорошо. В ответ на твое «Рич», я буду звать тебя отец. По-бальски. Ты слышишь меня? А может, вообще будем говорить по-бальски?

- Дешта - не лучшее место для разговоров по-бальски. - с еще большей досадой сплюнул Зиди. - Какие еще языки ты знаешь?

- Только корептский, - призналась девушка.

- И этот язык тоже не слишком любим в Деште, - покачал головой баль. - Поэтому лучше пока молчать или говорить тихо!

- Нас узнали, Зиди, - прошептала Кессаа. - На воротах нас узнали, я почувствовала!

- Но слежки нет? - Баль недоуменно окинул взглядом узкую замусоренную улочку.

- Нет, - кивнула девушка. - Я приглядываюсь от самых ворот. Это и странно.

- Чего ж тут странного? - поморщился Зиди. - Тебя могла узнать твоя тетка. Или какие-нибудь дальние родственники. Им нет никакого резона бросаться обнимать тебя на виду у стражи. В любом случае, следовало бы поспешить. Хотя бы смыть с лица уголь и переодеться!

- После... - пробормотала Кессаа. - После того, как я... доберусь до места. Уже близко.

Зиди еще раз оглянулся на девчонку, которая действительно напоминала скорее чумазого, хотя и изящного мальчишку, и вздохнул. Мороз ощутимо хватал за щеки, мостовая Дешты покрылась коркой, поэтому он не только вел лошадь, но и порой удерживал ее под уздцы, когда копыта начинали разъезжаться на льду. «Перековать ее, что ли»? - спросил сам себя Зиди, но тут же усмехнулся собственным мыслям и радостно вдохнул морозный воздух. Девчонка была почти доставлена туда, куда и просила. Судя по всему, до южных ворот оставалось миновать квартала два, не больше. К тому же и трактир Ярига находился где-то там же, денег в поясе должно было хватить и с одноглазым рассчитаться, и на остаток сберечь. Достаточно баль в Вороньем Гнезде позаимствовал, срезал пол-десятка кошельков. Зря он, что ли, столько лет рабствовал в доме Креча? С другой стороны, что-то болело в груди, словно не близкой встречей с землями баль ветер через крепостную стену веял, а расставанием с ними.

- Тебе точно до южных ворот? - переспросил Зиди девчонку.

Улица наконец повернула к югу, ледок здесь оказался присыпан соломой и песком, и лошадка, в предчувствии отдыха и кормежки бодро застучавшая копытами, разочарованно обнаружила, что тележка на полозьях вдруг стала уже не так легка.

- Точно, точно, - пробормотала Кессаа, приглядываясь к показавшимся вдали низким проездным воротам под приземистой башней и одноэтажным лачугам, перемежаемым глухими дворами. - Где-то здесь, Зиди. У ворот должен быть большой трактир.

- Да вот он, - махнул рукой баль. - По правую руку. Смотри-ка, здесь и повозок не меньше десятка! Да стой ты! - заорал он, натягивая повод. - Точно здесь.

Кессаа с подозрением пригляделась к намалеванному на потрескавшейся стене, вскинувшему к небесам ноги кабану и спрыгнула с повозки.

- Ну что? - вздохнул баль, выуживая всунутые между корзин мешки. - Вот. Пояс я твой вообще не трогал, но считай, что мы в расчете. Где тетка-то твоя? Я ведь пока не увижу, что ты в порядке, с места не двинусь.

- Подожди, - Кессаа моргнула, не сводя с Зиди глаз. - А если я еще об одолжении тебя попрошу?

- А ты попроси, - предложил он, окинув взглядом площадь перед трактиром, пригляделся к дремлющим у ворот четверым стражникам. - Я, конечно, работу свою, думаю, почти выполнил, так ведь и ты в лекари мне не нанималась, а нога вот теперь работает как в молодости. Да и на вино меня что-то уже не слишком тянет. Похоже, не только ногу ты мне в Скоче лечила. Кругом я тебе должен.

- Вот, - Кессаа сняла с шеи шнурок. - Видишь узелок? Да не дергай, просто так не развяжется. Я, конечно, пока еще силы свои не вернула, да и наслушалась тут... пока лесами меня от Вороньего Гнезда к Деште волокли. Короче говоря, поубавилось у меня спеси и наглости. Последнее, впрочем, не слишком хорошо. Надорвалась я в Суйке, Зиди, пустота одна внутри. Но кое-что мне еще подвластно. Возьми. Посиди в трактире. Чувствую я что-то, как в лесу чувствую. Прислушайся. Я вон в ту дверь стучать буду.

Зиди скосил глаза на противоположную сторону улицы. Между двумя лачугами высился уродливый особняк. Вряд ли он был выше соседних домов и на локоть, но казался скорее вросшим в землю великаном, чем каменным коротышкой. Ни одного окна не выходило на деревянный тротуар, а дверь была столь низенькой, что даже Кесса пришлось бы пригнуться, входя в нее. Хотя рядом с домом торчали ворота узкого двора.

- Знакомое что-то? - прищурилась девушка.

- Вроде... - недоуменно пробормотал Зиди. - Из леса так на меня смотрели тени какие-то неясные, когда я тебя древесным вызовом манил.

- Научишь... потом, - вдруг улыбнулась Кессаа. - Посиди в трактире до сумерек. Недолго уже осталось. Если шнурок не распустит узел, беги в свои бальские леса. Если распустит, стукни уж в дверь, вдруг это мне поможет?



Сергей Малицкий

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: