Муравьиный мед

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвертая. Расчет

- Ну, ты меня удивил, - покачал головой Касс. - Беглянка - дочь Седда Креча и племянница Тини. Выходит, родственники они? Тогда понятно, отчего друг на друга как две белки в одном дупле смотрят!

- Плохое у меня предчувствие, старый друг.

За окном покоев мага еще стоял день, но Ирунг уже лежал на высоком ложе и морщился от нежных прикосновений пожилого раба. Уши старика, умасливающего ноги мага целебными мазями, были залиты воском, язык отрезан, поэтому Ирунг говорил без опаски.

- Предчувствие не бывает хорошим, - проскрипел Касс, утонувший в глубоком кресле. - Вот я не один день возле Тини провел - красивая, умная, - но ощущение, что ежа в ладонях держу, ни на мгновение не отпускало! Что же она племянницу-то свою не выручает?

- Тини напоминают мне змею, у которой вместо хвоста еще одна голова с ядовитыми зубами, - пробормотал Ирунг.

- В таком случае, ты сам, мой дорогой, змея, у которой три головы! - рассмеялся Касс.

- Неудобно ползать с тремя головами, - отмахнулся маг.

- Зачем же ползать? - удивился Касс. - Неужели три головы не способны придумать, как приманить противника к ловчей яме?

- Есть противники, которые и из ловчей ямы способны убить охотника. - Ирунг охнул от неловкого движения раба и зло вытянул его по спине изящной плетью.

Раб вздрогнул и замедлил движения. На спине вздулся свежий рубец.

- Глубже надо копать ловчую яму, - зло прошептал Касс. - Колья заостренные вбивать! Змей ядовитых и пауков выпускать на дно! Да камни готовить, чтобы яму эту засыпать, едва враг туда свалится.

- А если враг твой - ветер? - прищурился маг. - Если туман утренний? Как ты их будешь в ловчую яму загонять? Как ты на них будешь змей натравливать, да камнями засыпать?

- Это танцовщица-то твоя - туман? - не понял Касс. - Или Седд? Тини?..

- Седд не враг. - Ирунг задумался. - С ним другая беда. Я уже давно тебе говорил, я Димуинна конгом сделал не потому, что он мою дочь взял. Я бы уже тогда Седда предпочел. Он хоть и молод еще был, но любого перехлестнул бы, даже нас с тобой. Только он - зверь-одиночка. Он, как юррг, даже самку загрызет, если она после случки замешкается и не убежит. Разве можно с таким крепкое государство ладить? Сегодня поцелует, а завтра голову откусит. Да и Тини не лучше. Только она умнее, и опаснее. Но никто из них не туман. И девчонка не туман. Туман в воздухе стоит, ветер в ушах воет, или ты не слышишь?

- Ты все загадками говоришь да присказками, прямо как мой бывший раб - Яриг, - усмехнулся Касс. - Ты мне толком-то объясни, что происходит? Считай, уж больше семнадцати лет прошу! Еще при старом конге, отце Седда Креча, тебя спрашивал, зачем приживалку храмовую жрицей храма Сето сделал?

- Приживалку? - усмехнулся маг. - Так слушай же, приятель. Хуже чем приживалку, грязь из грязи достал. Только не я, а прежняя хозяйка. Перед смертью и достала.

- Да ты что?! - оторопел Касс. - Не ты ли говорил, что не всякому дар магический боги посылают? Или они дар этот случайно в грязь обронили?

- То мне неведомо. - Ирунг поджал губы. - Зато другое знаю: зеркало Сето выбор сделало. Прямо на Тини указало, лик ее явило.

- Так уж и явило? - недоверчиво скривил губы Касс. - Мне, что ли, в храм к Тини по недолгой дружбе напроситься, в зеркало взглянуть? А ну как я там себя с копьем Сади в руке увижу? Тебе покажу, и что? Побежишь Димуинна свергать, чтобы меня на его место поставить?

- Побегу - не побегу, а задумаюсь точно, - поморщился маг. - Ты саму-то Тини не больно слушай. Она даже когда правду говорит, такое ощущение, что приманку в западню укладывает. Получил чудесную мазь на чресла или снадобье в глотку - и радуйся. Только задуматься бы не помешало, с чего это жрица храма снадобьями разбрасывается, которые в сотню раз дороже золота по весу идут?

- Так с чего же? - напрягся Касс.

- Она сейчас к цели своей движется, - процедил сквозь зубы Ирунг. - Оттого ни золота, ни жизней чужих числить не будет. Ты, когда мазь ее получил, скольких девок оседлал? А что она творила тем временем, знаешь?

- Та я и раньше по ночам ее косу на кулак не накручивал! - не понял Касс. - Да и кто бы уследил за ней? Что же за цель такая у Тини?

- Не знаю! - отрезал Ирунг. - Почему старуха ее хозяйкой оставила - знаю, а о цели Тини догадываться только могу. Не скрою, когда все это случилось, я тут же в храм прибыл, только старуха уже и слова молвить не могла. Так и померла в тот же день. Покопался я в храмовых записях, тогда Тини сама еще ничего не соображала, нашел кое-какие пометки. Так вот, древнее чем от пяти сотен лет возрастом пергаментов в храме Сето не сохранилось, но и пятьсот лет назад предки Тини в грязи при храме копались. Доля у них была такая, что врагу не пожелаешь, а вот ни в рабство их не продали, ни под корень не вывели. И ведь поколения знать не знали о магическом даре, Тини первая из них такая. Правда, и в Суйку ей первой пришлось сходить...

- Для чего в храме... сберегали эту породу? - удивился Касс. - Неужели знали, что проклюнется дар у отростка из гнилого корня? Или жалко было красоту губить?

- Не знаю! - повторил Ирунг. - Много чего я не знаю, Касс. Отец мне говорил когда-то: сунул камень за пояс, обязательно брось его во врага, иначе получится, что ты как безумец без толку камень с собой таскал. Вот такой камень для меня - Тини. Племянница ее – такой же камень. Каменный Сади в моем храме - еще какой камень! А кинжал Варуха, что на конце копья Сади закреплен? Разве не камень? Прошлое уже давно во тьму кануло, а оторваться от него мы не можем. Привязаны накрепко. Прошлая хозяйка храма Сето беду предсказывала, большую беду, и беда эта с Тини вроде связана! Одно непонятно: то ли сама Тини эту беду принесет, то ли беда эта как ливень весенний, копится за горизонтом, а потом хоть голос перед алтарем сорви, все одно прольется на твою землю! Зато другое бесспорно: сама Тини как всю Оветту может этой бедою захлестнуть, так и справиться с ней. И вот который уж год я и пытаю сам себя, куда она повернет - в гору ли полезет, или с горы скатится?



Сергей Малицкий

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: