Муравьиный мед

Размер шрифта: - +

Глава двадцать шестая. Храм Сето

Ирунг все привык делать сам, а если и поручал что-то одному из жрецов и сотников, то потом места себе не находил. Знал, знал, что неправильно это, и достаточно карать жестче за малейшие неточности в исполнении приказов. И карал. Но в самые важные мгновения, поминая всех известных или вымышленных демонов, засучивал рукава. Вот и теперь, едва Димуинн прибыл к храму и принялся размещаться в самом большом постоялом дворе, Ирунг вызвал сотников, коротко объяснил каждому, что и как делать, с помощью слуг вновь взобрался на спину любимой, пусть и неторопливой, лошади и отправился объезжать новые посты и выставленные уже несколько дней назад дозоры.

Давно уже старый маг не был у храма Сето, хотя, разве могло хоть что-то измениться на окраине скирских земель? Даже тогда, когда весь каменный мешок был во власти баль, храм Сето стоял, как стоял. Тем более теперь, когда баль уже много лет отброшены за Проклятую долину, где теперь темнеет полосой их ненавистный лес, и даже успели подняться новые сторожевые башни.

Какой демон понес его тогда в храм? Жрицы склонили голову перед конгом, давно уже согласились не только служить Скиру, но и согласовывать назначение хозяйки храма. Нет, словно зуд начался в одном месте, спешно собрался и отправился на юг. Больше семнадцати лет с той странной поездки прошло.

Точно, как и предполагал, старая хозяйка храма была уже при смерти. Да и что говорить, зажилась на свете, давно за сто пятьдесят перевалило старухе. Помнила еще времена, когда жрицы Сето склоняли головы перед жрецами храма Исс, последнего из которых только теперь казнили на арене Скира. Встретила Ирунга тогда помощница старухи - красавица Мэйла. Взглядом обожгла, даже поклоном не удостоила, может быть, этим приговор себе подписала? Потом уже, когда от ее гордости ничего кроме прямой спины не осталось, принял ее Ирунг наставницей в храм Сади. А тогда пальцем коснуться страшно было, обожжешься!

Вошел Ирунг в покои к старухе, поморщился от тяжелого запаха, но к ложу присел, даже руки коснулся. Настоятельница за жизнь одним лишь пальцем держалась, от прикосновения к этому пальцу и глаза открыла. Узнала Ирунга, кивнула в благодарность, что удостоил ее визитом, прошептала чуть слышно:

- Умираю... Едва успел.

- Отчего планы переменила? - сразу спросил маг. - Я смотрю, Мэйла твоя на первого встречного, как белка лесная, броситься готова. Ты же ее готовила в хозяйки? Или я что-то путаю? Кто такая, эта твоя Тини?

- В зеркало посмотри, - только и сказала настоятельница и рукой чуть шевельнула.

Вытащил Ирунг из-под костей, только кожей обтянутых, оправленный серебром неровный осколок. С дрожью туман с черной поверхности стер. Знал, что гадать с зеркалом Сето можно, погоду расплетать, но знал и сокровенное - имеющий силу главное видит. Даже если оно главным не кажется.

Задрожала чернота и проступило лицо. Красоты необыкновенной, спокойной, но ослепительной. Проникающее сквозь презрение и пресыщение. Заставляющее забыть о всех женщинах, изведанных и желанных. Лишающее дыхания... Страшное лицо! Только страх этот не от линий, не от совершенных черт его исходил, а поднимался ознобом из самых глубин стекла.

- Тини? - только и спросил Ирунг.

- Она, - прошептала старуха. - Почти одно лицо. Услышал?

- Услышал. - Ирунг дрогнувшей рукой сунул зеркало на место. - Только не понял. Погибель великую почувствовал, но спасет ли она Скир от погибели или причиной ее станет, не понял.

- Всей Оветты погибель, - шевельнулись сухие губы. - Беда с ней пришла, Ирунг, но и надежда тоже. А это одно может значить, что она вестник беды, но не причина ее. Отправишь ее в Суйку. Я смотрела в зеркало: она сумеет вернуться. А потом - сделаешь ее хозяйкой храма. Если все сладится, ума девчонка наберется, там уж разбирайся, как с пророчеством справиться.

- А можно ли справиться с ним? - прошептал Ирунг.

- Нет, - попробовала улыбнуться старуха. - Но иногда можно новое пророчество получить. Иное.

Жрица умерла в тот же день. А Ирунг нашел Тини. Девчонка жила в том же сарае, где ухаживала за свиньями. В другое время маг и головы не повернул бы в сторону напоминающей нищенку служки, но другое время в тот день закончилось навсегда. Ирунг взял ее за ветхий рукав, вытащил на белый свет. Не ошиблась старуха. Почти то самое лицо глянуло на Ирунга. Правда, синяки наливались под обоими глазами, нос распух, на щеках полосы от плети виднелись, да волосы не золотыми были, а иссиня-черными.

- Кто ее бил? - сухо спросил маг у Мэйлы.

- Из храмовых никто, - усмехнулась жрица. - Служительницы Сето не марают руки о прислугу. Ее изнасиловал тан Креча. Три месяца назад выходил с отрядом из бальских лесов, заметил смазливую мордашку, да и потащил в шатер. Даже помыть сначала не удосужился. Другая бы радовалась возможности от тана родить - все на кусок хлеба монеты подбросит, а эта как белка бешеная визжала. Все руки ему перекусала.

Ирунг молча положил руку на живот Тини. Та вздрогнула, но не отпрянула. С ненавистью перевела взгляд с Ирунга на Мэйлу и обратно.

- Послушай меня, - медленно с расстановкой произнес Ирунг. - Ты больше не будешь ходить за свиньями. Через месяц пойдешь в Суйку. Доберешься до храма, что стоит на холме в центре города умерших, коснешься его стены, а затем вернешься хозяйкой храма Сето. И Мэйла будет тебе прислуживать. Поняла?



Сергей Малицкий

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: