Муз из другого мира

Размер шрифта: - +

Глава 20

Она думает, я оставлю ее здесь. Это ясно написано на ее лице. Но я-то знаю, что ничего подобного не будет. Если надо, бессовестно воспользуюсь одним скретным способом, который безболезненно лишает человека сознания.

Да, прекрасно понимаю, чем мне грозит подобное самоуправство, но иначе просто не могу. Рано или поздно она простит меня. Надеюсь…

А сейчас Мия вдруг перестала злиться. Кажется, я стал лучше ее понимать. А ведь раньше мне никогда подобная ерунда бы в голову не пришла. Понимать женщину? Зачем? И так все знают, чего они хотят: мужчину, детей, дом. Это главное. Ну и по возможности украшений, слуг и прочих благ, связанных с достоянием того самого мужчины.

Так заведено в нашем мире. Так мне вбивалось в голову практически с детства. Никто, никогда на Веристе не пытался этого изменить.

Все даже проще. Женщину не спрашивают, хочет ли она вообще именно этого мужчину. Просто передают из одних мужских рук, в большинстве случаев отцовских, в другие, чаще всего мужа. Но бывают исключения. Например, гаремы королей и других знатных особ. В этих случаях семья девушки, приглянувшейся высокородному мужчине, получает приличный выкуп, размер которого четко оговорен в законе. Никто не смеет забрать ее просто так. 

Но никогда права выбора не было у самих женщин. И никогда мне это не казалось чем-то неправильным. До встречи с Мией. Даже за Рику я все решил сам - подарил ее Лексу.

Я не знаю, честно, даже не представляю, что по данному вопросу думают сами веристинки.

Принято считать, что они довольны.

Но вот смотрю весь день на Мию и понимаю, что либо мы ничего не знаем о женщинах, либо она действительно особенная.

Рявкнул на нее там, у машины, а сам чувствую себя отвратительно. И ведь не объяснишь, что виной всему ревность, сжавшая грудь и затопившая мозг своим темным туманом. Как этот урод посмел к ней прикоснуться? К моей женщине! К моей истинной. Руки отрубить. А лучше сразу голову.

Сорвался в итоге на ней, хотя на самом деле хотелось просто забросить ее на плечо и унести куда-нибудь, даже неважно куда, лишь бы подальше отсюда.

Впредь нужно держать себя в руках. У меня и так с ней проблем больше, чем нужно, не зачем усугублять. Тем более из-за какого-то местного, как там она назвала, парня? Заберу ее к себе, вот тогда будет плевать на всяких Джеков, Джетов. А так мне предстоит разгребать недопонимание. Мия может из-за любого неосторожного слова так заупрямиться, что мало не покажется. Это не веристинка. И как бы мне не хотелось прогнуть ее под себя, боюсь, это невозможно.

- Ты мне откроешь секрет, что с твоими глазами?

С моими глазами? Ох, я даже не заметил. Ее близость, ее одуряющий запах, мягкие белоснежные волосы на моей щеке, когда я разглядывал фото Рики, склонившись над ней. Непроизвольно нахлынуло пьянящее возбуждение. А еще ее голос, который вдруг стал чуть ниже, в нем мне померещились отголоски моих собственных чувств. Так ли это? Как же с ней сложно! Я ничего не понимаю. Она может говорить одно, а чувствовать совершенно иное. Единственная женщина, которую хочется разгадывать, узнавать… я действительно хочу понять, что там происходит, в этой чудесной головке.

Она вдруг совершенно неожиданно, учитывая все наши недопонимания, протянула руку и погладила меня по щеке.

Вот тут случилось нечто странное, необычное для меня. В груди что-то сжалось, мешая нормально дышать, и я точно понял - она нужна мне. Но не просто, как одна из тех многих женщин в моей жизни, а со всеми своими странностями, загадками, мыслями, желаниями. И нежностью… ни какая другая не может сравниться с моей Мией. Наши женщины никогда не дарят мужчинам то тепло, которое в данную минуту исходит от нее. По крайней мере те, с кем я общался в своем некогда огромном гареме. 

Ее взгляд буквально ласкает меня, пуская мощные волны какого-то чувства, которого я прежде не испытывал. Любовь?

Я не знаю ответа. Любовь для Веристы - это что-то, связанное со сказками, легендами, но никак не с реальностью. Наверное, дело в том, что своих истинных находят крайне редко. Об этом явлении даже старейшинам мало, что известно.

Прижался губами к ее ладони, открывая для себя новую истину - эти руки имеют надо мной какую-то сверхъестественную власть. И от того я чествую свою уязвимость перед ней. Сложно признаваться себе в этой слабости, а тем более ей.

- Конечно открою, чуть позже, - да, позже, когда и сам буду уверен в ее ответном чувстве. Пока что ничего подобного даже близко нет. Мия явно относится ко мне не так, как я к ней. Причем я сам в этом виноват.

Я ждал, что она обидится, но моя девочка опять удивила. Подалась вперед, словно приглашая.

Разве я могу ей отказать? Нет, кому угодно, но не ей. О чем бы ни попросила - сделаю. Это действительно выше меня.

Ее рука соскользнула со щеки, по шее, по груди, по животу, забралась по футболку.

Решила попрощаться? Вот таким образом? Да, похоже, так и есть. По-хорошему, я должен отказаться. Мне не нужно это, потому что я прощаться не собираюсь. Отстранить ее, сделав вид, что меня сейчас не интересует ее предложение. Но я не могу! Не могу остановить ее шуструю ладошку, пробежавшуюся по странным штанам, в которых испытывать возбуждение невероятно дискомфортно; не могу сказать нет, когда она расстегивает их и продолжает свои пьянящие ласки. Я реагирую моментально, на все ее действия. Но когда руку, сменяют губы, я окончательно сдаюсь в ее плен.



Тиана Раевская

Отредактировано: 11.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться