Муза весны

Спящая

Я снова там. Попасть туда просто - два шага вперед и десять назад. А потом поверни на север и иди, никуда не сворачивая, ни секунды не сомневаясь.

- Хочешь, скажу тебе кое-то очень интересное?

Он, как в прошлый раз, лежал, раскинув руки и глядя вверх неподвижным взглядом.

- Конечно! Я люблю всякие интересности! - я радостно захлопала в ладоши.

- Прихожая - это перепутье. На север пойдешь - сюда попадешь, как ты уже знаешь. На юг пойдешь - секреты узнаешь, на запад пойдешь - прошлое отворит перед тобой двери. А на востоке ты встретишь саму Королеву. Что тогда будет - этого я тебе сказать не могу. Но знаю, что если скажешь ей праввильные слова, то победишь её.

- Нет, победы мне неинтересны. А тайны на то и тайны, чтобы быть только для избранных.

- Странная ты. Мне это нравится. А что насчет прошлого?

- Уважай прошлое, но не вороши. Не смотри вниз и не оборачивайся - оно настигнет тебя и не даст уйти.

- Посмотри под лед, - он перевернулся на живот и оперся на локти, - Гляди! Подо льдом выросли цветы!

И правда. Прекрасные соцветия распустились и застыле в вечной мерзлоте. Красота, застывшая во времени, извращенная версия бесконечного.

- Неужели это сделала я? - шепотом спросила я.

- По-видимому, - он пожал плечами, - Ты внесла крупицу весны в зиму, крупицу жизни в смерть, крупицу тепла в холод. Но не сравнивай себя с солнцем, ты не настолька могущественна. Даже звёзды гаснут, что говорить о тебе? Ты не растопишь эти льды, не пробудишь мертвого и не заставишь существовать того, кого нет.

- Ты говоришь о том мальчике...

- Да, о Несуществующем. Кит сказал, что ему ничего не поможет, разве что сама Февраль.

- Февраль умерла?

- Она покончила с собой.

- Зачем она это сделала? - спросила я дрожащим голосом, - Зачем она обрекла его на это? Как можно так поступать с любовью?

- Этого я не знаю.

- Печальная история.

- Это мир для двоих, который закрыт для нас. Это истина для двоих, которую мы вряд ли поймем.

- Любовь не убивает. Она воскрешает.

- Ты слишком нежна для этого мира. Ты напоминаешь мне Маму.

- А кто это?

- Тоже Иная, только нездешняя. Она проницательнее всех, кого я знал, даже Вечность с ней не сравнится. Она умеет заглядывать в души так глубоко, как не заглядывал ещё никто и видеть прекрасное в уродливом.

Небо осветило золотистое зарево, отражаясь в наших глазах, дроблясь в осколках льда, освещая бескрайние застывшие воды.

Ворон казался мне до боли знакомым. Я знаю его всего вторую ночь, но у меня такое чувство, будто я знала его всю жизнь. Хотя, быть может, время тянется здесь медленнее? Не зря я проснулась вчера уставшей.

Нет... Будто я знала его до того, как попала сюда. Может, я не раз замечала его в толпе, среди прохожих? Среди пыльных улиц и магазинных ветрин, в тенистом парке и на скамейке под палящим солнцем? А может, среди школьных коридоров...

- Как давно ты здесь? - спросила я парня.

- Как давно? - задумался Ворон, - Не знаю... Не помню. Но очень долго. Очень долго меня продержали в Клетке, все воспоминания перепутались.

- Что такое Клетка?

- Это страшное место... Оно стирает всё. Оно стирает тебя. Раньше её называли Ластиком, но потом переименовали в Клетку. Клетка отрезает тебя от всего, отрезает от мира и от людей, и оставляет тебя наедине с собой. А таких, как я, ни в коем случае нельзя оставлять наедине с собой. В Клетке время останавливается. Туда даже звуки не проникают. В конце концов ты начинаешь забывать, кто ты, и что там, за стенами, и всё, что тебя связывает - это окно с небом в решетку. И ты отчаянно цепляешься за этот клочок внешнего мира, но его недостаточно, чтобы не потерять себя.

- Ужас! И тебя там держат?!

- Да, - Ворон в миг погрустнел, - Поэтому никогда туда не попадай. Уж лучше погибнуть. Я видел человека, который сидел в Клетке полгода. Он стал Застывшим.

- То есть?

- Ну... Не двигался. Не ел, не пил, не шевелился, просто лежал, уставившись в одну точку. Превратися в пустую оболочку, которая только дышала и ходила под себя. Кит сказал, что он и до этого был не лучше, и если бы Халаты его не подобрали, кто знает, что бы с ним было... Определенно что-то страшное. Так что Клетка действительно избавила его от страданий... Потому что в нем ничего не осталось.

- Ну и жуткие вещи ты мне рассказываешь!!! - ужаснулась я, - Превратил чудесный сон в настоящий кошмар!!! Мне детства хватило!

- Так тебе нравится проводить со мной время? - Ворон в удивлении приподнял брови, - А я-то думал, что ты от скуки ко мне пришла. Кит говорил, что со мной помереть со скуки можно.

- Да ну его, - махнула я рукой, - Этот Кит ничего не понимает. Небось сам страшный зануда.

- Ну, все Знающие страшные зануды, - криво усмехнулся Ворон и внимательно заглянул мне в глаза, - Я рад, что тебе нравится со мной. Правда, рад. Рад, что такая светлая и жизнерадостная Муза заглянула в этот тоскливый уголок, - его щеки слегка покраснели, но он тут же совладал с собой, - А что за кошмары тебе снились?

- Странные вопросы ты задаешь... Ладно. Что время остановилось и идет назад, стремясь к точке отстчета. И когда оно дойдет до самого начала, то все перестанет существовать... И тогда оно остановится? или продолжит идти назад? И что тогда будет...

Брови Ворона медленно поползли вверх.

- Забавно, что мне слилось абсолютно тоже самое... Каждую ночь августа.

- И мне! А еще мне снилось, что меня поглотил гиганский кашалот, и я падала вниз, в его темный громадный желудок, в те глубины, из которых никто бы не услышал мой крик. В самую низкую точку падения.

- Нам снятся одинаковые сны.

- Кто у кого ворует, интересно? - я издала нервный смешок, - Скорее всего, я у тебя. Мне не могут сниться такие кошмары.



Николь Беккер

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться