Муза весны

Возвращающая

Мальчик, которого нет, стал потихоньку забывать её. Он думал, что её увезли в отделение для особых случаев, а я не говорила ему правды. Ему легче было считать, что Мариам стало хуже, чем смириться с тем фактом, что она теперь свободна. А я не могла его оставить так, я  продолжала его опекать, но благодарности не получала. По сути, он был единственным, кто не благодарил меня. Мариам и Февраль ушли, оставив в его сердце дыру, которую не закрыть ничем. Это была рана, которая постоянно щипала и ныла, но не могла зажить.

Как поступают с ушедшими? Их забывают, их имена не произносят и делают вид, будто их и не было. Подарки забирают себе и притворяются, будто нам всегда принадлежали эти вещи. Мы вынуждены так поступать, иначе сошли бы с ума от тоски.

Итак, Мариам ушла, а мы остались по эту сторону. И что с того? Жизнь продолжается. Никто не умер, все счастливы, все на своих местах. Тогда почему был так грустен её взгляд? Эх, одним секретом больше.

 

 

 

Ночь была тихой. Звенело в ушах, облепляло со всех сторон кромешной тьмой. Ворожея проходила Инициацию. Тихо, пока никто не видел, она ускользнула из комнаты, а мы вместе с девочками собрались в соседней палате. Мы по-турецки сидели парами и тройками на кроватях, шумно дышали, кто-то держал в руках зажигалки, и лица собравшихся в этом дрожащем свете выглядели мрачно и таинственно.

- Всё будет хорошо, - уверенно заявила я.

- Буревестник сказала, что она провалится, - ответила очкастая.

- Не говорила я такого, - возразила рыжая, - Не пори чушь, Отступница. Ты вообще должна быть тише воды, нижу травы, после того, что натворила.

- Ой, да подумаешь, заразила несколько человек, - Отмахнулась Отступница, - Тоже мне, проблема.

- Травница умерла из-за тебя, - злобно, словно выплевывая каждое слово, сказала Буревестник.

- Травница умерла из-за своей слабости, - возразила Отступница, - Я не знала, что все так выйдет.

- Девчонки, хватит ссориться, Травница сражалась до конца, - включилась в разговор Габриэль, - Типа, валькирия. Она не хотела в Склеп, там плохо.

Медленно тянулась ночь. как и всегда, когда чего-то ожидаешь. Ближе к утру девочки переполошились. Буревестник сказала, что Ворожея слишком задерживается и это ненормально. Отступница пожимала плечами и подбадривала нас. А я чувствовала, что что-то не так; внутри меня всё сжималась от нехорошего предчувствия.

Ворожея явилась под утро, израненная, выпотрошенная и с черной кровью, стекающей с неё. не своим голосом она кричала, а мы держали её, чтобы она не натворила что-нибудь. Вся комната пропахла гнилью.

- Тащи воду! - скомандовала Буревестник, - Воспламенеет!

Отступница притащила стакан с водой.

- Да ладно! Это, определенно, поможет, - съязвила Буревестник, - Ты просто настоящая спасительница.

Габриэль бегала от угла к углу и хваталась за голову.

- Умрет! пропадет! Халаты нас убьют! - кричала она не своим голосом.

- Заткнись! - вторила ей Буревестник.

Я подошла ближе к Ворожее, и меня едва не опалило волнами жара, исходящими от неё. Она лежала на спине, хрипела, выла, дергалась, шипела, царапала когтями стены и лицо Ковыли, удерживающей её. Её глаза, устремленные вверх, застыли с выражением первобытного ужаса и животного бешенства. Меня она не заметила.

- Отойди от неё! - завопила Буревестник, - Я сказала, быстро отошла от неё!!! Что ты вообще можешь, жалкая муза?

Я прикоснулась рукой к её лбу, и Ворожея задергалась ещё сильнее. Меня она не узнала.

- Всё хорошо, - прошептала я.

Она дико посмотрела на меня. Если бы взгляд мог обжигать, то от меня бы остался один пепел.

- Ты - Ворожея, ты находишься среди нас, в белой комнате, на белой кровати.

Она зарычала. Показалась кровавая пена. Габриэль уже выбежала из палаты.

- За окном цветет куст. По-моему, вокруг него летает шмель. Стрекочат кузнечики.

Ворожея вырвалась из хватки Буревестник и набросилась на меня, прижав к стене. На секунду я потеряла сознания и услышала оглушающий удар..

- Под окном клумба цветет. И цветочки растут. Тюльпаны. Желты тюльпаны и гвоздики.

Она впилась в меня когтями, вдавливая в стену. Её лицо приближалось ко мне, зловонное дыхание опаляло мою кожу. Я чувствовала, как стекала горячая кровь. Девочки в ужасе смотрели на нас, будучи не в силах что-либо предпринять.

- Это не ты, Ворожея, - продолжала я, - Это сейчас не ты, а что-то чуждое. Прогони это. Стань собой. Ты - девочка в шляпе, которая любит гулять по саду и воровать сны.

В коридоре раздались шаги. Услышав это, существо откинуло меня в сторону. Но перед тем, как удариться головой об пол, я увидела, как на миг Ворожея совладала с собой. И я поняла, что в этой схватке она победит. Даже если из-за этого ей придется пойти в Клетку.

- Что тут происходит?! - ворвалась Ласка и пара Халатов.

Они подбежали к Клэр, схватили её и положили на кровать. По их рукам и ногам стекала черная слизь, а Ворожея издавала утробный рык, но всё это они не замечали. Кажется, Ласка что-то услышала, но она, как всегда, не обратила на это внимание.

- Уходим отсюда, - шепнула Габриэль, - Пока они не догадались спросить, что мы здесь делаем.

 

 

 

Утром нам сказали, что Клэр перевели в наблюдательную палату. Её состояние было нестабильно, так что пока лучше подержать её в изоляции. И потому мне в голову взбрела одна идея...



Николь Беккер

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться