Муж моей мечты

Размер шрифта: - +

Глава 17.2

- Пригласите в зал заседания свидетеля - Соболеву Алису Анатольевну, - объявил судья Андрей Громов, внимательно смотря на распорядителя, который уже открыл дверь и позвал свидетеля. В зал вошла женщина в брючном костюме и с гладко зачёсанными волосами. Весь её вид демонстрировал собранность. Поправляя очки, она присела на стул и положила клатч на стол. Взглянув на ответчика и подарив ему пренебрежительную ухмылку, она сосредоточила всё внимание на судье.

- Добрый день. Назовите себя, пожалуйста, - вежливо сказал Андрей Николаевич, начиная допрос свидетеля.

- Соболева Алиса Анатольевна, тридцать восемь лет, учитель географии, оборотница - лисица, тётя истца.

- Как родственник Вы можете не свидетельствовать против истца, - напомнив свидетелю её права, он увидел, как женщина, выпрямив спину, словно солдат на плацу, ответила.

- Я хочу дать показания.

- В таком случае разъясняю вам, что вы имеете право говорить только правду. Это понятно?

- Конечно, ваша честь. Я буду говорить только правду, - отрапортовала свидетельница.

- В таком случае суд хочет услышать ваше мнение о супружеской жизни четы Самсоновых, - переходя к сути дела, произнес судья.

- Этот брак был обречён на провал с самого начала, Марина оборотень, а Александр маг, у них разные семейные ценности и взгляды на семейную жизнь. Ко всему прочему, Александр всегда был загружён работой, для него в приоритете всегда была карьера, в то время как для Марины главным являлась семья, - снисходительный тон и пренебрежение к мужу племянницы были видны невооружённым взглядом, Алекс спокойно парировал:

- Я заботился о своей семье, я работал, чтобы моя жена ни в чём не нуждалась, и я справлялся с этой обязанностью. Ваши обвинения беспочвенны, семья всегда была для меня на первом месте.

- Тогда почему у вас до сих пор нет детей? - едко спросила оборотница, подарив мужчине лукавую ухмылку. Вот стерва! Не зря она мне не нравилась, и дело не в том, что к Пашке цеплялась.

- Тётя, вы же знаете, что чуть больше полугода назад я потеряла ребёнка, - на выпад Марины она лишь пожала плечами.

- А вы знаете, при каких обстоятельствах это произошло? - спросил Алек, глядя в упор на оборотницу.

- Поверхностно, - с ледяным спокойствием ответила свидетельница, стараясь пресечь тему разговора.

Однако адвокат Марины Юрий уверенно заявил, раскрывая переданную ему информацию:

- А у меня есть другие сведения. Врач Уварова Раиса Степановна хорошо запомнила и Марину, и вас - заботливую тётю, которая не бросила племянницу даже при недлительной операции, оставаясь при ней и трогательно держа за руку.

Свидетельница побледнела, её глаза забегали, она не знала, что сказать.

- Что же вы молчите, Алиса Анатольевна, отвечайте, - потребовал судья, не сводя глаз с женщины.

- Да, я присутствовала при аборте и поддерживала Марину, - начала она, осторожно подбирая слова, а затем, придумав достойную отговорку, закончила более уверенно: - Уже тогда она не хотела больше пребывать в браке с Александром и не желала, чтобы общий ребёнок связывал их.

Такой наглой лжи Марина не выдержала и, вскочив с места, почти прокричала:

- Это неправда, ваша честь! Я хотела этого ребёнка, моя тётя вынудила меня избавиться от него!

- Мариночка, что ты? Как я могла? - делая удивлённое лицо, возразила тётя.

Усадив Марину на место, её адвокат настаивал:

- Вы опровергаете слова истца? Хочу напомнить вам, что вы обязаны говорить только правду.

- Я имею право не свидетельствовать против себя! - поджав губы и задрав подбородок, Алиса Анатольевна стояла, выпрямив спину, казалось, она замерла, словно статуя.

- Ваша честь, - обращаясь к судье, адвокат не смотрел на свидетельницу, а она сверлила его взглядом, полным ненависти, - ответ свидетеля не обязателен, у нас есть доказательства того, что моя клиентка говорит правду. Разрешите предоставить их?

- Если сторона ответчика не против, - следуя букве закона, ответил Андрей Николаевич.

- Мы так же заинтересованы в том, чтобы узнать правду, поэтому поддерживаем прошение, - ровным тоном ответил Алек, по его лицу невозможно было прочитать ничего, и я взглянула на Алекса. Он видел эту запись перед судом, мы еле удержали его от необдуманных поступков, а наш кабинет лишился пары стульев и большого зеркала. Держит ли он себя в руках сейчас?

- Что ж, прошу вас, - судья кивнул, и я, встав со стула, передала через пристава артефакт, тот аккуратно взял камень и отдал его судье.

Андрей Николаевич активировал артефакт, и перед всеми появилась картинка-голограмма, на которой Алиса Анатольевна кричит на заплаканную Марину:

- Переставай разводить сырость! Вставай, поехали, - лицо оборотницы было перекошено от злости, а Марина была перепугана и пятилась от неё, уползая по кровати к изголовью.

- Куда? Я не хочу никуда ехать! - вертя головой, кричала женщина, которую буквально загнали в угол.

- А придётся, милочка, - залезая на кровать, она схватила женщину за запястье, - мы говорили тебе, что даём разрешение на брак, только если в нём не будет детей! – и, дёрнув руку на себя, она потянула Марину с кровати.

- Но мы любим друг друга, - Марина упала на колени, - прошу тебя!

- Поднимайся, поехали, ты сама вынудила нас! - зло выкрикнула любящая тётя, упиваясь своей властью над беспомощной племянницей.

Картинка рассеялась. Алекс сжимал кулаки, а Марина сидела бледнее полотна, и из её глаз текли слёзы. Александр, не выдержав, подлетел к Марине и стал её успокаивать, обнимая и гладя по голове, она же, уткнувшись ему в грудь, рыдала. Как хорошо, что не ринулся душить свидетельницу. А ведь первым желанием мужчины было просто убить их всех: и тётю, и отца, и заговорщиков, которые хотели использовать его жену в своих целях и не пожалели даже безвинное дитя.



Артелина Грудина

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться