Муж мой - враг мой

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я смотрела в спины трем удаляющимся фигурам.

Сын обернулся и повис на руке отца, а дочь шла с прямой спиной, спешно переставляя ноги.

Начал накрапывать дождь, когда дети сели в карету и через окно, сплющив носики, таращились на меня.

Влага на их лицах была неясного происхождения: дождь, смешанный со слезами в разных пропорциях у мальчугана и у девочки.

Мои дети находятся в том возрасте, когда их пухлые щечки дают ложное представление об упрощенном восприятии действительности.

Даже отец, приезжая в гости к внукам, позволяет себе в их присутствии отпускать нашим молоденьким служанкам скабрезные комментарии и не замечает, как краснеет личико Саманты.

Коди шкодливо опускает глазки и поглядывает на то, как служанка, извиняясь, старается скрыться подальше.

Мне будет вас не хватать, мои дорогие.

Смотрю, как карета скрывается за поворотом.

Я обещаю, что мы встретимся, и очень скоро.

Словно прочитав мои мысли, Морис ободрительно сжал мою руку и потянул к экипажу.

Нам нужно скорее покинуть это место, чтобы не давать пищу толкам.

Чем быстрее я приведу в порядок свои мысли и соберусь, тем более точный план действий мы сможем выработать.

Первый пункт я знаю точно: нужно выспаться.

Я ужасно устала от нервного возбуждения, стресса из-за внезапной новости и щемящего чувства утраты.

- Твое поле сейчас мрачнее тучи, - сообщил брат то, о чем мог бы сказать даже неодаренный.

Я устало подтянула колени к груди и устроилась головой у него на коленях.

Карета подкидывала меня на кочках и била головой о худое бедро Мориса, поэтому он подложил подушку.

Такой простой жест родного человека мгновенно умиротворяет и дает ощущение защищенности и надежды.

Выйдя замуж за Джона, я не могла себе позволить даже держать брата за руку дольше отмеренного этикетом времени.

Я так и не решилась открыть ему наше родство.

Сейчас с облегчением понимаю, как была права.

Я слегка улыбнулась.

Такая малость как ласка брата придает сил.

Хоть какое-то преимущество от этого нелепого развода.

Мы едем в особняк к моему отцу, где до сих пор проживает Морис.

Родитель не появлялся там уже несколько недель.

Это видно по опустевшему виду комнат, в которых он любит проводить свободное время и работать.

Мы прошли в холл и остановились у портрета мужчины с каштановыми волосами и бородой.

Питер Реверс - обладатель редкого дара целителя и не менее редкой лицензии на лекарское дело.

Ему по наследству перешло в полное владение медицинское учреждение, в котором он и принимал обеспеченных горожан.

Не многие могли себе позволить его услуги.

Большинству приходилось обращаться за помощью к знахарям и аптекарям.

В клинике же всегда работали только Реверсы.

Ассистировать им мог кто угодно.

Когда удалось заключить брак Анабель с Джоном Уилкинсоном, тот помог финансированием клинике и вывел ее на новый уровень, купив лицензию для лекарской деятельности в столице.

Теперь отец занимался лечением дворцовой элиты, регулярно отсутствуя в родовом поместье.

Основную организационную и управленческую роль принял на себя Морис как подопечный Питера.

Пару лет назад Анабель попросила мужа как акционера их семейного дела, дать разрешение брату работать в их деле.

После долгих колебаний и проверок навыков и способностей, мужу пришлось дать согласие.

По характеру Джон предприимчивый и энергичный человек, однако в случае с Морисом он не смог сразу оценить выгоды держать его как специалиста в нашей клинике.

Без дара и знатной родни бывшему мужу Анабель было крайне сложно добиться того положения, что он занимал сейчас, и она очень уважала его усилия и стремления.

Выйдя из семьи купцов, он быстро удвоил капитал, оставленный ему отцом, и пустил его в первое дело.

Поерзав на диване, я обнаружила себя в гостиной.

Чувства решили не принимать участия в моих размышлениях, и просто удалились.

Сейчас же, в безопасном и таком привычном доме родителя, туман начал спадать, и я смогла мыслить трезво.

Холодный разум и память вернулись.

Я помешала ложечкой сахар на дне чашки.

Уснуть никак не получится, хоть усталость и валит с ног.

Не могу спать - стоит взбодриться и не тратить время впустую.

Сейчас я нахожусь в прострации и погружаюсь в это состояние тем сильнее, чем дольше сохраняю бездействие.

Думай, Анабель, думай.

Почему Джону стал выгоден развод?

Почему Михаэль Аткинс поддержал его?

Он всегда старался блюсти честь своей семьи и придерживался хотя бы общепринятых правил.

Лгать на суде - далеко не поступок добропорядочного человека.

Мог ли Джон шантажировать своего друга и заставить его лжесвидетельствовать против Анабель?

Что было у мужа на Аткинса, чтобы тот согласился помогать ему?

Если бы не его показания, Анабель бы не признали сумасшедшей, и был бы хоть шанс оставить с ней детей.

Знает ли доктор, что он натворил?

Угрюмый и мрачный Михаэль Аткинс нашел расположение живого и решительного Джона Уилкинсона, сам того не желая.

После утраты родового дара он стал реже появляться в обществе.

Будучи потомком знатной семьи потомственных лекарей, он занимается лишь изготовлением снадобий и зелий против расстройства желудка и прыщей, что, должно быть, немало его тяготит.

Когда Джон впервые привел его в клинику как поставщика ценных эликсиров, Анабель заинтересованно искала отрывочные сведения об этом человеке.

Даже утратив родовой дар, он казался ей опасным конкурентом делу ее отца.

В его присутствии она старалась не распространяться о методе лечения очередного больного, который оттачивали веками ее предки.



Дина Сулейман

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться