Муж прилагается к диплому

II

Ночка у меня была беспокойной. Этим двоим удалось заставить меня сомневаться. Так что сначала мне никак не удавалось уснуть, а потом снились умертвия, которые надвигались на меня со всех сторон, а я даже бежать не могу, потому по увязла покалено в болоте. Раненые зовут меня на помощь, а я и сама бы от помощи не отказалась.

Я ворочалась до утра с бока на бок, хотела принять снотворное, но было уже слишком поздно. За окном потихонечку начинало светать, и я ещё раз перебрала свои чемоданы.

Согласиться на предложение? Воспользоваться предоставленным временем, чтобы заработать деньги? Но ведь у меня не будет диплома, а без него я могу работать только сиделкой в больнице, убирать горшки да выхаживать тяжелобольных. За это больших денег не платят. Успею ли я собрать нужную сумму? Стоит ли идти на риск?

И как им только в голову пришло обмануть комиссию? Там же не дураки сидят. Сразу поймут, что к чему. Объявить о помолвке прямо перед распределением? Только дятел не догадается!

Я вышла из своей комнаты. На кухне были слышны мамины шаркающие шаги, и я решила поговорить с ней.

Я зашла на кухню. У нас была всего одна служанка, которая помогала содержать дом в порядке, стирать и штопать вещи, а ещё иногда и готовила, но жила она не с нами. Она приходила по четко установленным часам, за которые и получала плату.

Мама заваривала чай, стоя спиной к двери. Магии у неё не было, зато был богатый отец, который дал за неё приличное приданное. Эти деньги были потрачены на образование Нейла, меня не планировали, и для родителей я стала большим сюрпризом, как и то, что я поступила в университет.

– Мам? – присела я за кухонный стол.

– Ах! – схватилась она за грудь, резко развернувшись.

– Прости, – сказала я. – Не хотела тебя напугать.

– Нара! – возмутилась она. – Чего так рано вскочила? Не спится?

– Не спится, – подтвердила я, ставя локти на стол, а подбородок положила на кулаки. – Мне нальешь?

– Налью, – и мама поставила на стол две чашки: одна грубая  и глиняная, а другая фарфоровая и жутко дорогая.  Она поставила их вместе, чтобы налить заварку, а я смотрела на них и думала, что, наверное, именно так и выглядят два человека из разных кругов.

– Чашки не нравятся? – спросила мама.

– Нет, – покачала я головой. – Просто задумалась, – рассказать ей о своих думах я пока не решалась.

Я смотрела на то, как она разливает кипяток по чашкам, потом разбавляет мне чай холодной водой, а сама она предпочитает кипяток. На столе стояла ваза с баранками и несколько шоколадных конфет лежали сверху, которые мама тут же вытащила и положила передо мной.

– Съешь, а то Нейл проснётся и тебе ничего не достанется, – сказала она.

Я улыбнулась и всё так же смотрела на неё. Возле глаз у нее собирались морщинки, да и на лбу тоже были две. Это потому что хмурится.

Я встала со стула, обошла стол, обняла маму со спины, прижалась своей щекой к её щеке.

– Мам, – тихо сказала я.

– Что? – спросила она, погладив меня по голове.

– А ты внуков хочешь? – спросила вообще не то, что хотела.

Мама насторожилась.

– С чего такой вопрос?

– Ну, ответить! – попросила я, продолжая её обнимать.

– Хочу, – осторожно ответила мама. – Мне начинать волноваться?

– Нет, – хмыкнула я, отстраняясь. – Просто раньше вы с папой стремились меня замуж выдать, а сейчас…

Я вернулась на своё место и стала греть руки о фарфоровую чашку, которую мама отдала мне.

– А что сейчас? – спросила она. – Нара, не томи! У меня сердце больное, сама потом лечить будешь!

– Нейл вчера с Айнаром приходил. У них есть план, как отсрочить мою отработку, но для этого придётся соврать…

Чай маму тут же перестал волновать.

– Что за план? – серьезно спросила она.

– Соврать комиссии, сказать что я и Айнар помолвлены. Это даст отсрочку, – глаза у мамы округлились.

– Лорд Фаррел сделал тебе предложение? – забыла мама про чай.

– Нет, он хочет оказать мне услугу…

– Так соглашайся! – почти крикнула она. – Если это поможет избежать отработки, то, конечно!

Я испугалась такой маминой реакции, хотя и предполагала нечто в этом роде.

– Но мне придётся соврать комиссии!

– Все мы врем во благо, – заявила она. – Нара, детка, – она взяла мою руку, и я подумала, что сейчас будут те самые слова поддержки, что я так хотела услышать, но мама сказала совсем другое:

– Ты моя единственная дочь, и я хочу, чтобы ты всегда была вот тут, – она похлопала себя по боку свободной рукой, – под крылышком! Ты уже взрослая девушка, и моё крыло должно смениться мужским…

Я вырвала свою руку.

– Мне предложения не делали! – напомнила я.

– Услуга…

– Это только услуга!

Мы встретились взглядами. Всё очарование момента пропало. На кухню пришёл в домашнем халате брат.

– Доброе утро, – сказал он потягиваясь. На кухне было жарко, так как мама топила печь, чтобы вскипятить воду, и Нейл снял с себя халат, хорошо хоть штаны на нём были, и повязал его себе на талию, связав рукава.

– Оденься! – сказала ему, когда он в таком виде сел за стол  и тут стащил конфету.

– Сестре то оставь! – укоризненно на него посмотрела мама.

– Пусть ест, – и пододвинула к нему три оставшиеся. – Я не хочу.

Быстро выпив чай без сахара, я встала из–за стола и пошла к раковине, чтобы вымыть свою чашку.



Ана Гран

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться