Музыка любви

Размер шрифта: - +

Глава 1

Рейс на Копенгаген задерживали. Проливной дождь, не прекращающийся ни на минуту вот уже третий день, сбил все расписание. Рейсы откладывались, вводя пассажиров и провожающих в гнев. Через каждые пять минут включался динамик, и все ожидающие в аэропорту напрягались, готовые ринуться к стойкам регистрации. Но бесстрастный, металлический голос лишь сообщал о задержке очередного рейса. Здание аэропорта «Пулково» было похоже на рассерженный улей, со вспыхивающими то там, то сям недовольными возгласами.

Влад старался сохранить спокойствие, не попасть в струю всеобщего негатива. Он прекрасно понимал, что ничем не может изменить создавшуюся ситуацию, а поэтому предпочитал относиться к ней по-философски. Он отвалился на спинку кресла, придерживая рукой лежащий на коленях и прочитанный от первой строчки до последней «Вечерний Петербург» за вчерашнее число, и из-под полуприкрытых ресниц наблюдал за залом.

Правда, на него порой находило сожаление, что не послушался родителей и не задержался в Питере еще на несколько дней. За это бы время все неполадки в аэропорту утряслись, и он бы улетел без всяких проблем. Но задержка дома не входила в планы Влада. В кои века у него представилась возможность провести оставшиеся от отпуска дни в Копенгагене, городе, в котором всегда мечтал побывать. За долгие годы работы ему ни разу не приходилось бывать в Дании, его морские дороги пролегали как-то мимо этих мест. А сейчас выпала уникальная возможность исполнить свою мечту. При переходе из Амстердама в Хельсинки на «Изборске», на котором он служил вторым помощником капитана уже без малого пять лет, произошли непорядки с левым двигателем, и корабль вынужден был остановиться в Копенгагенском порту. Задержка вышла непредвиденно длительной, и Влад получил команду прибыть после отпуска именно в Копенгаген. Это известие обрадовало Влада. В Копенгагене жил Йорган Лумб, с которым он не виделся несколько лет. С Йорганом Влад познакомился в Ливерпуле. Тогда он встал на защиту подвыпившего датчанина, ввязавшегося в скандал с местными посетителями припортового бара. Внушительный вид Влада охладил пыл разбушевавшихся англичан, и они с Йорганом благополучно покинули заведение. В благодарность Йорган потащил Влада в другое кафе, где они отсидели за разговорами полночи. Вышли оттуда уже поклявшимися друг другу в вечной дружбе. Ничто так не сближает людей на чужбине, как общие интересы. А у них был один общий интерес – море. После этого они постоянно перезванивались, но встретиться больше так и не пришлось. Йорган постоянно приглашал Влада в гости, обещал угостить лучшим в мире пивом, показать Копенгаген, по его мнению тоже самый лучший город в мире.

Но тут ему не повезло – Йорган как раз в эти дни уходил в плавание. Но он пообещал оставить ключи от своей холостяцкой квартиры у соседей. Так что с жильем проблем у Влада не будет. А Копенгаген не так велик, как Петербург, так что не заблудится. Жаль, конечно, что встреча с другом откладывалась. Но такова уж доля моряка, и они сами выбрали свою профессию.

Заболела спина от неудобного сидения. Влад отложил газету и в очередной раз пожалел, что не взял с собой хорошей книги. Не хотел загружать себя лишним багажом, а сейчас приходилось за это расплачиваться. От нечего делать он начал наблюдать за такими же бедолагами, как он, томящимися в ожидании.

Взгляд его остановился на трех девушках, расположившихся невдалеке от него. Нельзя сказать, что они чем-то выделялись из разномастной толпы. Нет, были экземпляры намного интереснее. Просто они находились рядом с Владом, и он без напряжения мог смотреть на них.

Одна из них – полная блондинка в джинсах и голубой рубашке навыпуск – казалось, излучала тепло. Была она вся такая сладенькая, пухленькая, как сдобная булочка, только что вытащенная из печи. Серые глаза, нетронутые макияжем, светились добротой и заботой. Она держала за руки одну из своих подруг и в чем-то ее негромко убеждала. Хотя они и сидели близко, Влад не мог разобрать ни слова. Да, впрочем, он не вслушивался.

Та, к которой обращалась блондинка, сидела к Владу спиной – он не видел ее лица. Но его удивила черная шапочка с серебром, напоминающая чалму. Видеть шапочку на голове в разгар жаркого лета было, по крайней мере, непривычно, и Влад вздохнул про себя о странностях женщин, идущих на жертвы ради моды. Девушка сидела прямо, плечи держала ровно, и Владу понравилась ее спина – худенькая, плавно сужающаяся в талии. Плотно обтягивающая блузка четко прочерчивала все ее соблазнительные изгибы.

Третья девушка тоже была блондинкой, но даже неискушенный в парикмахерском деле Влад понял, что над ней поработал хороший стилист. Волосы девушки были явно крашенные. Ненатурально сияющие золотистые локоны падали на плечи в художественном беспорядке. На девушке было открытое платье из тонкого красного трикотажа, позволяющее в полной мере оценить фигуру. А, главное, грудь, эффектно выглядывающую из глубокого выреза. «Модель», - сделал вывод Влад и поморщился. К этой категории женщин он относился настороженно. Хотя, что там скрывать, стройные, длинные ноги, обутые в изящные туфельки на высоких каблуках, произвели на него впечатление.

Золотовласка открыла малюсенькую сумочку, красную, под цвет платья, и, недолго в ней покопавшись, извлекла на свет плоскую флягу. Взглянув на нее с нежностью, протянула ее девушке в черной чалме. Та отрицательно покачала головой, но Золотовласка не отставала, чуть ли не силой впихивая ей в руки флягу. Полная блондинка выхватила у Золотовласки флягу и спрятала у себя в сумке.

- Ты же знаешь, что ей нельзя, - повысила она голос, и Влад сумел впервые расслышать его. Голос был глубокий, ласковый, сдобный, как и весь ее внешний вид. – И тебе не следовало бы. Слишком часто ты, Элла, стала прикладываться к фляжке.



Светлана Снегова

Отредактировано: 08.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться