Музыка моего сердца

Глава 19

22 сентября 2023 года

Андрей с Таней уехали неделю назад. Маршрут у них был такой: Рязань, Владимир, Нижний Новгород, Чебоксары, Йошкар-Ола, Казань, Ижевск, Уфа, Оренбург, Самара, Саратов, Пенза, Тамбов, Липецк, Воронеж, Курск, Орел, Брянск, Смоленск, Могилев, Минск, Вильнюс, Рига и Калининград. В Калининграде мы должны были с ними встретиться. У нас же был маршрут гораздо меньше: Тверь, Великий Новгород, Санкт-Петербург и Котка. Сегодня рано утром уезжали мы. За неделю ребята побывали в восьми городах, и сейчас были в Уфе.

Их поездка увенчалась успехом, в пяти городах они нашли людей, во Владимире, Чебоксарах, Казани, Ижевске и Уфе. По моей личной просьбе, будучи в Нижнем Новгороде, они заехали в деревню, где была моя мама. Они сказали, что нашли ее в доме, сидящей в кресле. Она оставила мне записку, она была в запечатанном конверте, и они не стали его вскрывать. Сказали, что привезут. Они похоронили маму и поехали дальше.

Не все их встретили тепло и радушно. Им встретились группы людей по пять-шесть человек, только в одной оказалось семеро. В Чебоксарах они встретили вообще одну пару. Большинство из них поступили как мы, уехали из города в места, где есть автономные от городских систем коммуникации. Некоторые жили на окраинах городов, в пустых многоэтажных домах тупо опустошая магазины. Эти сильно налегали на алкоголь, и некоторые из них на наркотики. Из таких мест они старались побыстрее смыться, и не оставляли координат нашего дома. В Казани их встретили очень тепло. Там была община татар. У них тоже была скотина и огород. Сейчас они были в Уфе, там их встретили тоже очень радушно. В этой общине тоже была практически одна молодежь.

 

Зазвонил мой будильник, но я не спала. Я ворочалась полночи, и в четыре утра проснулась окончательно. Финн развернул меня к себе и уперся своим лицом мне в грудь. Одной рукой начал ее гладить и стаскивать зубами бретельку моего ночного платья.

-Я думаю, что Настя очень ошибается, называя тебя старым! - смеялась я.

-Я буду хотеть тебя даже в восемьдесят, - ответил он.

-Нет, в восемьдесят я буду совсем старая и дряхлая, не будет понятно где грудь, а где задница.

-Ты всегда будешь самая красивая и желанная, - говорил Финн, совсем снимая с меня ночное платье.

 

День первый

Мы были полностью собраны и готовы выезжать. Нас провожали  ребята. Дима давал последние напутствия по связи. Мы распрощались и уехали. До Твери было пару часов езды по пустой дороге. Да, дороги были пусты! Это был огромный плюс апокалипсиса. Финн был за рулем. Меня сморило, и я заснула.

Проснулась я от того, что Финн разговаривал по телефону.

-Да, вижу этот поворот, понял, давай, до связи. Проснулась, принцесса моя? - спросил Финн, повернув ко мне голову.

-Может, я не хочу быть принцессой, может, я хочу быть королевой, - сонно сказала я.

-Нет, у королев много забот, и они злые, а принцессы все добрые и беспечные, их надо защищать от драконов, и спасать из башен.

-Ну ладно, тогда буду принцессой. А где мы находимся?

-Мы почти приехали. Видишь вон те постройки? Нам туда.

Это была военная комендатура. Она находилась прямо в центре города. Я не любила города.

-Ты думаешь тут что-то может быть? - спросила я Финна, - в центре города, странно.

-Это только ты не любишь скелетиков, смотри туда, - он указал пальцем на одну из лавок, которые стояли вдоль аллеи. - Здесь точно кто-то есть. И этот кто-то с юмором!

На лавке сидели два скелета в одежде, вероятно по задумке парень с девушкой. Костлявая рука парня была закинута девушке на плечо. На девушке был венок из свежих цветов, в руке букетик хризантем. У парня в руке была пустая бутылка из-под пива, а во рту торчала сигарета.

-Финн! Цветы свежие! Здесь точно кто-то есть!

Мы подъехали к комендатуре, ворота были закрыты, но калитка в них раскрыта настежь. На воротах ярко-розовой краской было написано «Мир тебе, всяк сюда входящий». Я улыбнулась, читая это. Финн же, на всякий случай, сунул пистолет за ремень джинс и прикрыл курткой.

Не успели мы выйти из машины как увидели девушку. Она бежал нам навстречу. На ней было розовое платье в крупный белый горох и куртка цвета фуксии. Угадайте, какого цвета на ней были туфли?

-Приветствую вас! - кричала она взволновано.

Я вдруг увидела себя глазами Насти, когда я кинулась к ней, впервые увидев. Я хорошо понимала, что она сейчас чувствует, вероятно, мы были первыми людьми, которых она увидела за год.

-Привет! - сказала я, широко улыбаясь.

Девушка кинулась меня обнимать, я обнимала ее в ответ, у девушки полились слезы.

-Мы первые люди, которых ты видишь? - она молча кивала, - не переживай, ты не одна, больше не одна. Как тебя зовут?

-София, - говорила она, вытирая слезы.

Когда мы познакомились и пошли внутрь, она рассказала нам свою историю. Ее парень был военный высоких чинов, а под зданием комендатуры был бункер, собственно и есть там по сей день. Парнем, мужчину Сони было назвать сложно, скорее папик. Папику Мише было шестьдесят четыре года. Он был вдовцом, единственного сына убили в Чечне, и Соня была его отрадой. Но у папика Миши была жива почти девяноста лет мама, а так же сестра и двое племянников, сыновей сестры.

Когда начался апокалипсис, Миша приехал за Соней, забрал в чем была, и увез в бункер. Жили они там всемером. В один прекрасный момент, месяца так через два, мама отдала богу душу. Просто от старости. Маму надо было вынести наверх. Миша вынес маму, и занес мутировавший вирус, открыв люк бункера. В следующие сутки умерли все остальные.

Соне было страшно, но она вышла наверх. Не найдя ни одного живого человека Соня вернулась в комендатуру и стала ждать смерти лежа на солдатской койке. Неделю пролежала, две, смерь за ней все не приходила, и Соня решила, что она будет жить. Одна. В целом городе. И жила, пока не увидела нас.



Катя Саргаева

Отредактировано: 22.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться