Музыка моего сердца

Часть третья. Глава 29

10 марта 2024 года

 

Дима предупредил всех, с кем мог связаться о том, что надо опасаться военных. Конечно, не обошлось и без рассказа о том, что произошло на нашей базе. Он в красках расписал, как «мы им дали жару». К нам начали подтягиваться люди со всей России и не только. За два месяца к нам приехало двадцать семь человек. Так как пустых домов не осталось, Дима пытался притормозить их. Надо было дождаться схода снега и строить новые дома.

У нас появился самый настоящий химик-фармацевт, его звали Слава. Он делал таблетки почти из ничего. Потом он навез реактивов, и устроил настоящую лабораторию у себя в домике. У него был сосед, полубезумный инженер Витя. Они делили домик на двоих, в одной его части была Славина лаборатория, в другой Витина мастерская. Чего там только не было. Это была не мастерская, а настоящая помойка. Но из кучи железяк Витя мог сотворить что-то невообразимое. Он говорил, что когда-нибудь изобретет вечный двигатель.

Оля должна была вот-вот родить. После завершения моего лечения Рома сделал мне УЗИ, и торжествующим голосом сказал «победа! мы от нее избавились, теперь можете делать детей». И мы делали, но пока ничего не происходило.

-Ты уверена, что у тебя там все хорошо? - спросил Финн.

-Рома сказал, что да. А ты что, хотел, чтобы я тут же забеременела? На это может уйти время.

Наш дом был первым при въезде на базу, и все шутили, что Аня стоит на страже галактики. И ее топор может еще повидать не только дрова. Я была поражена, когда Таня сказала, что люди едут сюда за безопасностью. Все смотрели на меня, как на защитницу человечества, и мне становилось неловко от этого.

-Лично я опасалась бы девицы, которая с легкостью отрубила чуваку руку, - сказала я Тане. - А они едут сюда за защитой!

-А для чего ты это сделала, отрубила ему руку, ведь ты считаешь это крайней жестокостью?

-Чтобы они понимали, с кем связались, понимали, что я не шучу. Понимали, что я могу не просто убить, и ради защиты своего я готова пойти на крайние меры. Договора со мной не получится.

-Ну вот. А жить здесь, на нашей базе, означает примкнуть к «твоему», и быть под твоей защитой. Тем более ты, простофиля, ничего не просишь взамен.

К нам перебрался Семен из Выборга со всем своим семейством. Ему у нас очень понравилось, и он сказал, что вместе жить лучше, да и безопаснее. Семен и два его брата в прошлом были военными, правда, служили недолго. Семен был моряком, а оба брата служили в ВДВ. Таким образом, у нас прибавилось трое бойцов.

Рома многому научил меня за время своего нахождения у нас в плане медицины. Он говорил, что теперь у нас есть два полноценных врача. И я больше не могла сказать свою любимую фразу «я не врач». У нас появился даже стоматолог.

 

20 марта 2024 года

 

Дима разбудил меня ночью. Он был в панике.

-Что случилось? - спросила я, вскакивая с кровати. Я потянулась к тумбочке за пистолетом.

-У Оли начались схватки. Рома зовет тебя.

Я оделась и пошла к ним.

-Вот уж не думала, что тебе нужна помощь, - сказала я Роме.

-Помощь мне не нужна, мы будем учиться.

-Вот замечательно! Я вам что, подопытный кролик? - сказала Оля, она нарезала круги по комнате.

-Да, хороший, пушистый, беременный кролик, - сказала я с улыбкой.

Оля вдруг остановилась и уставилась на Рому.

-У меня что, что-то не так? Ань, ты говорила, что обычные роды можешь принять и сама!

-Я позвал ее на всякий случай, - сказал Рома, - успокойся, все хорошо.

Оля продолжила ходить по комнате.

-Три часа ночи, ты мог бы позвать меня и позже. Ничего нового ты мне в ближайшие часа четыре не расскажешь, я двоих родила, - шепотом сказала я Роме. - Или там и правда что-то не так?

-Нет, пока все хорошо. Мне же нужна компания!

 

Через три часа схватки участились. И еще через два отошли воды. Рома сказал, что я все буду делать сама, а он наблюдать, и, в случае чего поможет.

-Я сейчас посмотрю, что там происходит, хорошо? - спросила я Олю.

Она кивнула головой.

Рукой я нащупала попку ребенка, и внутри у меня что-то сжалось.

-Тазовое предлежание, - сказала я, повернувшись к Роме.

-Давай я посмотрю, - сказал он.

-Говорите по-русски! - кричала Оля, - меня и так сейчас разорвет, а я еще и ничего не понимаю!

Плохие новости Рома всегда предоставлял сообщать мне, ссылаясь на то, что я психиатр.

-Ребенок должен выходить вперед головой, - начала я, - но он не перевернулся, и сейчас находится ножками вперед. Мы сейчас попробуем его развернуть, хорошо?

Оля опять кивнула. Мы с Ромой пытались медленно повернуть ребенка в нужное положение.

-А что будет, если он так и не перевернется? - спросила Оля.

-Придется делать кесарево.

Оля испуганно посмотрела на меня. Операций мы еще не делали, так как не было ни анестезии, ни анестезиолога, ни операционной.

-Не переживай, мы его перевернем, я уже чувствую, что он поменял положение.

У нас получилось перевернуть ребенка.

-Вот, все хорошо, теперь малыш в нужном положении. Так что, давай рожать! - с улыбкой сказала я. - Надо тужиться во время схвати, так процесс будет быстрее.

-Ты шутишь! - сказала Оля, - мне дышать трудно во время схватки, не то, что тужиться.

-Дышать тоже надо. Попробуй, это кажется сложнее, чем на самом деле.

-Тебе легко говорить!

 

Через некоторое время у нас родился малыш. Это был мальчик. Оля с Димой назвали его Егор. Я вышла на улицу, на веранде собрались почти все. Дима посмотрел на меня очень взволнованно.

-Поздравляю, у тебя родился сын, - с улыбкой сказала я ему.

 

Финн часто сидел с маленьким Егоркой, Дима даже как-то приревновал, и Финн немного отстранился. Дима резко повзрослел, думал о будущем и безопасности.



Катя Саргаева

Отредактировано: 22.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться