Музыка моего сердца

Глава 36

Депутат записался на мои занятия. Занятиями это уже было назвать сложно. Это были просто сборы. Сейчас было лето, и все занятия были прекращены, но мои занятия люди требовали продолжать. Мы собирались на час-два по вечерам на площади. Он был один из новеньких в моей группе. Я всегда спрашивала у новичков, как им видится наш город, не разочарованы ли они, хотят ли что-то изменить.

-Мне не нравится, что нужно заниматься огородом и скотиной, - сказала одна девушка.

-Ты бы предпочла купить продукты, как раньше? - спросила я.

-Здесь же этим никто не занимается?

-Почему? Некоторые занимаются, например Юра и Сережа, они возят людей на поезде, за это их снабжают мясом и молочными продуктами. У нас нет денег, и поэтому мы вернулись к обмену товаров. Что ты можешь дать взамен продуктов? Какая у тебя профессия? Какие товары или услуги ты могла бы предложить на обмен?

-До апокалипсиса я была швеей. Но я терпеть не могла свою работу. Лучше уж пасти овец, чем шить.

-Теперь у тебя есть выбор. Ты можешь оказывать услуги по пошиву в обмен на продукты. Можешь сама себя обеспечивать, и не заниматься нелюбимым делом. А можешь приобрести новую профессию, и заниматься ею. У тебя есть выбор. Мне кажется это хорошей возможностью, ведь и новым профессиям тут обучают бесплатно. За мои уроки никто не платит. Мы строим новое общество, и у нас есть все возможности и ресурсы.

-Идеальные условия для малого бизнеса! - сказал депутат. - Ведь раньше люди крутились, как могли. А сейчас, ты пришел в город, тебе дали жилье, семена для посадки и скотину, продукты, одежду, все что нужно. Можно бесплатно получить новую профессию и жить автономно, ни от кого не завися. Можно выбирать работать или самому себя обеспечивать. Раньше о таких условиях даже не мечтали.

-Конечно мы много теряем, - сказала я, - наша жизнь кардинально изменилась. Мало кто и раньше жил в деревне на самообеспечении. У нас много тяжелой работы, и ею занимаются все, бывшие топ менеджеры строят дома и чистят свинарники. Но мы получили огромное преимущество, у нас есть право выбора.

Когда ты родился в городе, многие этапы твоей жизни уже определены. Ты идешь в детский сад, из него в школу, из него в институт, оттуда работать. И здесь начинается самое интересное. Когда человек обретает самостоятельную жизнь, он приходит к тому, что счастье в деньгах. И старается заработать их все больше, становясь их рабом. Уже три года не выпускали новую модель айфона! Кто-нибудь от этого умер? Мы уже три года носим прошлогодние коллекции, три года не едим фаст-фуд, многие бросили курить! Мы не стараемся потратить две зарплаты на новомодный телевизор, который чем-то лучше того, который выпустили полгода назад, не гонимся за дорогими машинами. Мы больше не гонимся за имиджем. А чем больше у нас денег, тем дороже нам обходится наш имидж. По сути, мы не зарабатываем больше, потому что больше и тратим. Уровень свободных средств остается практически неизменным.

Мы жили в мире потребительства, а все знают, что товар, предложение рождает спрос. Мы выдумали столько всего ненужного, что подумать страшно. Мы пресытились и зажрались. Мы, имея ресурсы, не делали того, что действительно нужно. Мы не придумали лекарств от неизлечимых болезней, не изобрели вечный двигатель, чтобы перестать опустошать свою планету, свой дом. Мы не произвели новых, глобальных открытий, мы не изучили самих себя даже наполовину, но хотели изобрести искусственный интеллект. Мы не сохраняли свою планету, а стремились покорять другие. Мы зажрались и запутались в том, что действительно важно. Имеют значения только товары, только то, что я имею, чем больше я имею, тем счастливее себя чувствую. Ну мы ведь с вами теперь знаем, что это не так?

-Это точно!

-Именно!

-Только потеряв все, я обрел себя.

-Лена, мы здесь никого не принуждаем вести сельскую жизнь, - сказала я девушке, с которой начался этот разговор. - Напротив, мы даем все возможности и ресурсы, для того чтобы люди были счастливы, чтобы сами могли выбирать как им жить. Может у тебя есть какое-то хобби, которое могло бы стать твоей профессией?

-Я люблю рисовать и делать всякие скульптуры. Вообще я художник, но мои родители всю жизнь говорили, что это занятие меня не прокормит.

-Я бы хотел иметь картину своей жены, - сказал один мужчина, - мне кажется это очень романтичным. Я никогда не мог позволить себе дорогих картин, хотя очень люблю искусство. За картину жены даю козленка.



Катя Саргаева

Отредактировано: 22.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться