Музыка нас связала

Размер шрифта: - +

Глава 8. Белая полоса?

Пока я доползла до аудитории, успела проклясть тот день, когда умудрилась ляпнуть о поиске работы в присутствие одного вислоухого барана. Рука уже минут двадцать, как волочилась следом за мной на оставшемся сухожилии. Но это я утрирую, я ее просто не чувствовала. Так она онемела под тяжестью сумки. Зачем все работы запихнула в нее?

Как и ожидалось, Игорь пребывал на положенном месте - около преподавательского стола, и ожидал, когда в помещении соберутся все. И как только в его поле зрения засветилась я, он участливо ляпнул:

- Ну как прошло?

Раздраженно скрипнув зубами, прошла мимо, делая вид, что вообще не заметила его. А периферийным взглядом уже ловила на себе внимание наших замужних и многодетных, которые злобно зыркали в мою сторону. Угу, устроили тут фан-клуб, теперь жизни нормальной не видать будет, только из-за того, что со мной заговорил их идол. Взрослые женщины, а туда же. Похуже школоты.

Я прошла вдоль ряда, к столу, за которым сидела Анжела, и плюхнулась на стул рядом с ней. Сбросила с плеча, ставшую окончательно неподъемной, ношу и поставила на пол.

- Приветик, - улыбнулась она, откидываясь на спинку стула. - Ну, колись, что натворила на этот раз.

О да, я успела ей рассказать про все свои похождения. Пришлось пересказать все события вчерашнего вечера и сегодняшнего дня, не забыла упомянуть бессонную ночь, уточнив, что провела я ее одна и за поисками артов, которые раскидала по всей квартире. А то додумает что-то не то. С учетом того, что меня мало кто может правильно понять.

- Хмм... Наш ректор снова за свое, - пробормотала Анжела и добавила, водя наращенным ноготком по столешнице: - мне местные кумушки таких историй про этих голубков понарассказывали...

- Значит, не одна я застала их в подобной ситуации... - пробормотала из под стола, пытаясь вытащить из сумки тетрадь.

- Да ты что! Это еще слишком зацензурено было. Некоторым совсем не повезло зайти в ректорат без стука в самый пикантный момент.

Да уж... я даже представлять не стала, что узрел несчастный или несчастная. Все одно - жесткая цензура, встроенная в мое сознание, не пропустила бы подобного непотребства. А один вид поцелуя обычно вгоняет в краску. И да, при тех слухах, которые обо мне ходили по станице, я оставалась наивной чукотской девочкой, которая, впрочем, может иногда себе позволить больше, чем многие. И это "больше" всегда заключалось в не совсем невинных ответах выдумщикам.

- Тьфу ты! Даже представлять не хочу! - воскликнула почти шепотом, чтобы не нарушить учебный процесс, в который погрузились все, кроме, естественно, меня и Анжелы.

- Иванова, прошу вас потише не представлять то, что вы обсуждаете со Свиридовой. Не допущу к экзаменам за сорванную пару. Я надеюсь, вы поняли? - голос Игоря прозвучал очень грозно.

Мы с Анжелой уставились на него понимающими взглядами - только что-то мне подсказывает, что на самом деле это было похоже на бездумные круглые рыбьи глаза- и дружно закивали. Да, нужно понижать децибелы. А то вон скоро наши секреты все местные квочки будут знать, которые дружно сверлили нас неприязненными взглядами. Ну конечно, мы такие плохие, помешали внимать идолу.

- Завтра буду стучать погромче, а то мало ли... моя психика не перенесет такого потрясения. - Произнесла, понизив громкость до еле слышного шепота и склоняясь ближе к уху подруги. Та в ответ только посмеялась.

До конца мы сидели молча и слушали.

А уже дома, я поняла, что тяжеленной сумкой убила себе руку.

 

Я снова стояла у двери с серой табличкой, на которой темнела надпись "ректор". Рука под тяжестью сумки онемела, минут сорок таскала ее по метро. И не только. После интенсивных втираний обезболивающих мазей она прошла где-то к утру, но сейчас боль вгрызлась с новой силой. Неужели что-то сместилось в суставе?

Войдя в приемную, застала там ту самую секретаршу, которая вчера пребывала совсем в ином месте. Я подошла к ее столу. Описывать ее впечатление обо мне будет скучно, так как этот момент всегда проходит однообразно.

- Мне сказали, что я... - договорить мне не дали.

Вернув лицу невозмутимое выражение, женщина снова посмотрела на меня и произнесла, немало удивив меня:

- Игорь Андреевич предупредил нас. Вас ожидают.

Недоуменно хлопая глазами, побрела к двери в, собственно, кабинет ректора. Этот великовозрастный инфантил и сюда добрался.

Кхм... Только мое удивление сразу прошло, когда увидела табличку гласящую о том, что в кабинете сидит Медведев Андрей Владимирович.

Угу, а мои подозрения подтвердились, когда я вошла в помещение.

Всем, абсолютно всем, сыночек пошел в папочку. И внешностью, и характером. А то, что характеры у этих двух идентичные, видно еще от двери.

Осмотрев меня внимательным оценивающим взглядом, мужчина без приветствий и предисловий выдал:

- Если вы хотите получить эту работу, вам придется избавиться от пирсинга. Вы готовы на такую жертву?

Тьфу ты, одним взглядом оценил мой внешний вид, как и младший Медведев. Оценил и признал негодным.

Пришлось в спешном порядке подбирать с пола челюсть и отвечать:

- Конечно готова. - Теперь главное не дать лицу расползтись в злой гримасе.

- Придется поменять стиль одежды, - продолжал ректор: - на более офисный...

Он не договорил, увлекшись какими-то почеркушками. Потом оторвался от интересного занятия и снова посмотрел на меня.

- И макияж не такой... яркий... - и перескакивая на совершенно другую тему: - я так понимаю, у вас до сего времени не было никакого опыта работы?

Я кивнула и для полной уверенности еще и сказала, что нет.

Он вздохнул, обратил внимание на сумку и произнес:

- В таком случае, давайте посмотрим ваши работы, - и, потирая руки, добавил: - еще к чему-нибудь вас приспособим, кроме деканата дизайна. Может даже декорации изображать нашим театралам.



Марина Кулешова

Отредактировано: 18.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться