Музыкальный приворот. Книга 1

Размер шрифта: - +

34

Когда я выходила из комнаты, то думала, что сестренка прожжет на моей спине самую настоящую дыру. Нашла кого жалеть – этого чудика Антона! Если ей он так нравится, то пусть сама с ним и общается, вот же пара будет – малолетняя девица с заскоками и чудо-юдо в перьях. Над ними полгорода потешаться будет.

Когда я вернулась к Келле и Кею, они вообще обо мне забыли. Синеволосый вальяжно сидел на круглом диванчике (второй был занят телом подруги), а Кей осматривал одну из последних недоделанных папиных работ, которую он принялся писать в приступе вдохновения буквально за пару часов до ухода в клуб. На квадратном холсте сидело двухголовое существо, обхватившее костистыми и перепончатыми пальцами электрогитару.

– А, вот и ты, – приветствовал меня Келла, – добрая хозяйка! Успокоила своих зависимых?

Я нехотя кивнула. И когда эти прелестные молодые люди намерены будут покинуть мое более чем скромное жилище?

– Теперь накорми нас, – очень наглым тоном попросил ударник. – Пока я нес королеву, которая, между прочим, является твоей подругой, я устал и у меня кончились все жизненные силы.

Ввиду определенного воспитания я не могла им сказать «убирайтесь», поэтому с неестественной улыбкой пригласила на кухню.

– А тут лучше! Не похоже на ад, ха-ха-ха! – заметил Келла, углядел на подоконнике забытые Лешей сигареты и тут же их схватил.

Не успела я и глазом моргнуть, как гость завладел зажигалкой, лежащей там же, и прикурил, с огромным удовольствием начав дымить.

– Круто, наконец покурю!

Ну, Алексей! Не мог взять свое добро с собой! А я тут сиди и задыхайся в дыму. И все из-за того, что он, Леша, никак не может бросить курить. Какой-то неизвестный ни мне, ни папе, ни бабушке черт дернул дядю начать увлекаться табаком еще в классе десятом. С тех пор прошло уже немало лет, дядя, наконец, понял всю опасность курения, вроде бы как бросил, но иногда ему все же хотелось «полечить нервы сигаретами». Хорошо, что курил он очень редко и только на балконе – в нашей семье дым очень не любят. Даже папа своим табакозависимым друзьям не разрешает смолить папиросы в квартире и выгоняет их на лестничную площадку или на балкон. Только в подъезде много не накуришь – пенсионерский отряд такое не прощает…

– Будешь? – предложил Кею чужие сигареты Келла. Тот покачал головой.

– А, ты же у нас куришь, только если сильно нервничаешь. Ну ладно, мне больше достанется.

Я злобно покосилась на идиота. Хорошо еще, что Кей не увлекается этим делом, но ему, похоже, все равно, чем занят его шебутной дружок, и дым белобрысому ничуть не мешает.

Чтобы дышать было немного легче, я открыла окно и встала около него, чувствуя, как в спину бьется ночной прохладный ветерок.

– Так ты накормишь нас? – с таким наслаждением выпустил очередную струю дыма синеволосый, словно не курил не пару часов, а по меньшей мере лет восемь.

– А что вы хотите на… э-э-э… ранний завтрак? – осторожно спросила я, соображая, что у нас осталось из Лешиных приготовлений. Несмотря на возраст, я готовлю плохо – об этом я уже упоминала – и спектр моих кулинарных услуг весьма и весьма скуден.

– А что у нас есть? – положил длинные ноги на соседнюю табуретку Келла.

Ты еще их на стол закинь. Или сразу одногруппнику на голову. Вон с каким скучающим выражением тот сидит, прямо так и просит красивое раскрашенное личико получить пяткой в глаз. А лучше – в оба.

– Это сложный вопрос, – стала по очереди открывать я шкафчики, в которых либо ничего не было, либо лежала какая-нибудь дрянь вроде приправ, подсолнечного масла или использованной коробки от суши-набора.

Барабанщик внимательно смотрел за моими действиями и качал головой.

– И что ты предлагаешь? – спросил он у меня очень укоризненным тоном.

Я предлагаю не курить и свалить из моей квартиры – я спать хочу!

– Она предлагает своим гостям самим себе что-нибудь приготовить, – как-то иронически отвечал обладатель янтарных глазок.

Интересно, парню в линзах постоянно находиться комфортно или не очень?

– Самим? – осведомился Келла.

Пришлось развести руками и признаться в том, что ничего путного, тем более вкусного, я приготовить не в состоянии.

– И ты будущая хранительница семейного очага, – развеселился синеволосый, – ты заморишь свою семью голодом. Детишки будут голодать, муж будет слезно просить тебя приготовить ему хоть что-нибудь… хоть похлебку!

– Какую еще похлебку?

– Чесночную. Такую Папа Карло Буратино готовил, – проявил недюжинные познания в литературе ударник.

Естественно, Кея это развеселило.

– Когда муж появится, тогда готовить и научусь, – хмуро отвечала я двум весельчакам, которые, кажется, хотели сделать меня своей рабыней.



Анна Джейн

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться