Музыкальный приворот. На крыльях. Книга 3. Том 2

Размер шрифта: - +

Глава 4

– Теперь мы никто и звать нас никак! – не переставала Ирка. Она с протяжным всхлипом налила себе новый бокал вина, его выхватил Сережка и залпом выпил. Вместо того чтобы выговорить наглому братцу, Ирка вдруг протяжно, на одной ноте, заревела.

Сергей схватился руками за голову, бормоча какие-то ругательства.

Нинка заорала, чтобы все заткнулись.

На этом не слишком тихом и чересчур эмоциональном моменте в гостиную зашла Софья Павловна – мать почтенного семейства Журавлей. Она казалась бледной, но держалась с достоинством. Как и всегда, на ней было нарядное платье, светлые волосы уложены в прическу, а в ушках блестели жемчужины.

– Хватит, – сказала Софья Павловна твердым голосом. – Успокойтесь все.

– Мама, что делать?! – воздела руки к потолку Ирка.

– Прийти в себя, – жестко сказала ей женщина и отобрала бутылку с вином. А после обратилась ко всем троим: – Дети. В нашей семье наступили трудные времена. Нам стоит держаться вместе. И не паниковать. Всем все ясно?

– Мне не ясно, что случилось, – сказала Нина, до сих пор не до конца верящая в происходящее.

– Ма, мне в следующем году поступать! – взвыл Сергей, который раньше об этом как-то вообще никогда не задумывался. – Папа обещал отправить меня в Швейцарию. А куда мне теперь? В ПТУ?!

– Я говорила тебе учиться лучше, – сурово сжала губы хранительница очага Журавлей. – И не будем забегать так далеко. Ирина! – прикрикнула она на старшую дочь, закрывшую лицо руками и рыдающую – слезы катились по ее лицу и скатывались вниз по шее. – Приди в себя и с достоинством прими случившееся. Отец обязательно со всем разберется, – всегда верила в супруга Софья Павловна. – И здравствуй, Ниночка, – ласково улыбнулась она дочери. – Хорошо провела время?

– Хорошо, – хмуро сказала девушка. – Мама, объясни мне, что произошло. Я должна знать.

– Я сама толком не в курсе, – медленно произнесла Софья Павловна. – Но теперь твой отец должен огромные деньги.

Почти два часа они вчетвером сидели в гостиной. Кот, который, поняв, что в семье случилось что-то важное, лежал на спинке Нинкиного кресла и, щурясь, обводил людей обеспокоенным взглядом. Софья Павловна, как могла, успокоила троих своих детей, однако видно было, что она и сама нервничает. Она же и поведала о том, что произошло.

Как поняла Нина, просто ошарашенная новостью, один из зарубежных партнеров отца, с которым тот заключил важный договор в надежде выйти на новый европейский рынок, подставил Виктора Андреевича. Забрал деньги и скрылся в неизвестном направлении. А все обязательства по договору перед подрядчиком, а также огромный штраф легли на плечи дяди Вити. Узнав об этом, в больное место ударил и давний злейший конкурент, поджидающий подходящего момента. К тому же делами Журавля-старшего вдруг заинтересовались и налоговые органы. В общем, проблем на голову Виктора Андреевича свалилось предостаточно. И перспективы были не шибко хорошими.

Вскоре Ирина, на которую подействовало вино, уснула, а Сергей ушел в свою комнату – забыться за компьютерной игрой. И с матерью осталась только Нина, которая почти все это время молчала, поджав губы и глядя в одну точку.

Ее словно по голове мешком с мукой огрели, и сначала она не могла поверить, что ее умный и хитрый папа, который в бизнесе считался человеком прожженным, опытным, не упускающим свой шанс, смог допустить такую оплошность.

– Что делать, мам? – спросила безжизненным тоном Нина, сидя рядом с Софьей Павловной на диване.

Она привыкла, что может свободно распоряжаться деньгами. Покупать все, что хочет. Ходить и ездить, куда хочет. Обладать тем, чем хочет.

Она привыкла к деньгам.

В то, что они всего лишились за какой-то миг, не верилось.

– Мы не вернемся за черту, – слишком хорошо помнила прежние времена Софья Павловна, и голос ее был тверд. – Я продам свои украшения. Нам хватит на первое время.

Она погладила дочь по волосам и тепло улыбнулась.

– Будь сильной, Нина. Мы со всем справимся. Это бизнес – тут бывают взлеты и падения.

– Конечно, – вернула матери улыбку девушка, стараясь выглядеть уверенной и нерасстроенной, хотя на душе кошки выли, скреблись и всячески гадили.

– Верь в папу, – повторила женщина, – он со всем разберется. У нас временные трудности.

– Конечно, мамочка, – ответила дочь, не желая, чтобы та увидела в ее глазах отчаяние.

Его никто и никогда не увидит. Она не допустит.

– Пойду, заварю успокаивающий чай, – встала с дивана Софья Павловна, у которой на кухне была целая коллекция хороших травяных чаев.

Мать ушла, а Нинка откинулась на спинку дивана.

Все мысли о Гекторе, своем стремлении стать кем-то невероятным и влиятельным покинули ее. То, что произошло, было внезапным ударом – болезненным, но не смертельным.



Анна Джейн

Отредактировано: 23.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: